Главная / Газета 5 Октября 2005 г. 00:00 / Происшествия

Камчатский Армагеддон

Корреспондент «НИ» первой из журналистов побывала на взорванных складах Минобороны

ЕКАТЕРИНА КОЛЧ, Петропавловск-Камчатский

В результате взрывов на складах боеприпасов на Камчатке, которые продолжались все выходные, никто не погиб. Однако начавшееся расследование инцидента уже привело к жертвам: вчера застрелился начальник штаба ОВД Елизовского района Егор Щепакин. Он руководил эвакуацией из пострадавших поселков, куда уже возвращаются испуганные жители. Возвращаются, обходя милицейские кордоны, – и находят свои дома полностью разбитыми. Журналистов туда пока не пускают, однако корреспонденту «НИ» удалось не только попасть в разрушенный поселок Березняки, но и первой среди репортеров пробраться непосредственно к месту ЧП.

Губернатор Камчатки Машковцев (справа) пытается объяснить людям, где они теперь будут жить. (Фото ИТАР-ТАСС)
Губернатор Камчатки Машковцев (справа) пытается объяснить людям, где они теперь будут жить. (Фото ИТАР-ТАСС)
shadow
Галине Александровне Галеевой крупно повезло. Когда 3-метровый реактивный снаряд попал в ее дом, она сидела на крыльце – и осталась без царапинки. Подходим к ее дому. Издалека видно, что в крыше зияет огромная дыра, которую проделал снаряд. А вот и сама хозяйка – невысокая хрупкая 70-летняя женщина. Видно, что она до сих пор не отошла от шока, но сейчас в ее глазах еще и беспокойство – а где теперь жить?

«Мы эвакуировались раньше военных. 1 октября, в начале четвертого утра мне позвонила соседка и сказала, что надо уезжать, склады рвутся. До половины девятого мы ждали на трассе рядом с Начикинским перевалом. А когда все немного поутихло, вернулись домой вещи собрать. Сестра принялась доить коров, а я собрала еду, плед и села на табуретку на крыльце. Молока налила, сушки достала, сижу жую. Секунда, может, две, я вроде немножко привстала с этой табуретки, и тут меня уронило, засыпало. Смотрю в дом, а оттуда все валом валится. Я, вся белая со страху, добежала до автобуса, сижу трясусь. Мне говорят: к вам ракета попала, а я ничего не видела – такой шок был», – вспоминает Галина Александровна.

Пока старушка отходила от шока, ее сестра Прасковья с помощью подоспевших собровцев тушила горящую ракету водой. Насквозь пробив дом Галины Александровны и пропахав полдвора, боеприпас приземлился в огороде Прасковьи и полыхнул. К счастью, ракета не взорвалась.

Невооруженным глазом видно, что дом ремонту уже не подлежит. Траектория полета ракеты – через крышу наискосок, в центральную стену и через окно наружу. В результате обвалился потолок, и трехкомнатная квартира превратилась в разрушенное помещение без стен. Внутри – на диванах, столах и другой мебели – толстый слой грязи и щепок. Сломанные балки нависают так, что дальше коридора не пройти. Галина Александровна сокрушается: «Хороший дом был, новый совсем. С 76-го года. Я в объяснительной записке написала: « Молодцы, военные, стреляют отлично!».

«Вы только окна не трогайте»

Ничем конкретным Галине Александровне пока помочь не обещают. Но и совсем не отказывают. Сейчас женщина остановилась в доме по соседству – у сестры. 4 октября у Галины Александровны был зампрокурора Тихоокеанского флота Роман Колбанов. Спрашивал про обстоятельства, оценивал размер ущерба. А где дальше женщина будет жить, так и не сказал. Кроме Колбанова и давешних собровцев, к Галеевой вообще никто пока не приезжал. Хотя по идее позировать бы ей сейчас перед телекамерами всей страны с ключами от новой квартиры. Но историю Галины Александровны, напротив, не афишируют. И делегации первых лиц области, военного командования и прочих властей во дворе своего разрушенного дома она не наблюдает.

Поселок Березняки от взрывов на складах ВМФ вообще пострадал изрядно. Окна зияют пустыми рамами, в самом начале улицы – трехметровая борозда от падения еще одного реактивного снаряда. Как говорят местные, повезло, что обе не разорвались. Потому что в лесу за поселком один из таких снарядов все-таки рванул – огненный гриб был высотой с десятиэтажный дом. Сельчане вспоминают, как ночью их, обезумевших от страха, распихивали по машинам собровцы, чтобы вывезти на безопасное место. А один раз снаряд упал прямо перед джипом, в который милиционеры умудрились запихнуть 13 ребятишек. Спасла реакция водителя – машину вовремя удалось остановить и направить назад. Жители Березняков говорят, что среди ночи их кинулся спасать только СОБР. До этого кто-то наблюдал без оглядки удирающую пожарную машину – без беженцев внутри. Надо ли говорить, что военных спасателей в Березняках в самый разгар страстей тоже не было.

У настрадавшихся обитателей Березняков еще одна проблема. Военные обещали вставить окна и двери, но теперь заявляют: вы стекла не трогайте, пока комиссия к вам не приедет – им для отчета надо. Будет это в четверг или пятницу, а ночью в Березняках минус 6. Большие разрушения и в других поселках. Сильно пострадали школа и детский сад в Южных Коряках. Военные клянутся восстановить все за свой счет, но пока ремонт начался только в домах военнослужащих. Люди боятся, что на этом все и закончится.

Сегодня самая востребованная в регионе профессия – стекольщик. (Фото ИТАР-ТАСС)
shadow Враг пройдет

Жители поселков по соседству со складами ВМФ строят свои версии причин пожара. «У нас тут много служащих оттуда, с Южных Коряков, – рассказывает жительница Березняков Татьяна Владимировна. – По договору с Минобороны склады охраняют. Так вот они говорят, что на складах в начале этой недели ждали проверку. И вот потому пожар и вспыхнул, что кто-то этой проверке чего-то показывать не хотел. А еще очень боялись, что тротил рванет, – продолжает она.– Кто охранниками ходит, говорят, его там 75 тонн хранится. Слава Богу, огонь туда не дошел. И вообще это не дело, когда склады боеприпасов рядом с человеческим жильем. Тут об этом давно говорят, и всегда всем страшно было».

По словам березняковцев, охрана на складах ВМФ организована из рук вон плохо: ни тебе колючей проволоки, ни кордонов. Местная ребятня через склады купаться на речку ходит, забредают и грибники. Один из обитателей поселка вызвался показать это место и мне.

Еще на подъезде к складам вижу разбитый автомобиль. Взрывной волной примята крыша, выбиты лобовые и боковые стекла. Крови нет, да и проводник успокаивает: после первого же взрыва хозяин машины вылез из иномарки и пешком добежал до Южных Коряков. Такая же история с машиной, брошенной еще ближе к складам: искореженная груда метала, россыпь стекла внутри салона. Про водителя тоже известно – жив, но сильно порезался. Другой вопрос: что они оба делали среди ночи возле стратегического объекта? И почему, как и нам, им не встретились военные патрули, предупреждающие надписи или колючая проволока?

На самой окраине складов останавливаемся. Дальше идти страшно, можно напороться на неразорвавшиеся снаряды. Вся местность, насколько видит глаз, усеяна металлом – гильзами от 100-миллиметровых снарядов, осколками. Военных по-прежнему нет. На мгновение замечаем группу людей в защитном обмундировании и несколько автомобилей. Нет, пронесло, не окрикивают. Едем обратно.

Устранение свидетеля?

Еще одно белое пятно в истории со взрывами на складах ВМФ – самоубийство координатора эвакуации жителей Елизовского района, заместителя начальника Елизовского ОВД Егора Щепакина. Вчера в 8 утра его нашли в собственном кабинете. Щепакин застрелился из табельного оружия и, по непроверенным данным, оставил предсмертную записку. В ней он якобы просит прощения за то, что не справился с порученной ему операцией. И это при том, что за свое спасение местные жители благодарят только милицию.

Щепакина в Елизово все помнят трудоголиком, настоящим фанатом службы. В свои 32 года он уже три раза побывал в чеченских командировках: выходил из труднейших ситуаций, заслуженно получил полковничьи погоны. Знавшие его говорят, что Егор был жизнелюбом и всегда очень переживал, видя несправедливость. Одна из версий самоубийства: накануне Щепакина сильно распекала какая-то комиссия то ли из МВД, то ли из Минобороны. Но близкие к нему люди в суицид не верят. По их словам, еще до взрывов Егор помогал военным складировать боеприпасы на тех самых складах ВМФ и потом сильно возмущался, что припасы хранятся настолько безответственно, и тем, что на складах процветает воровство. Возможно, кто-то хотел навсегда закрыть Щепакину рот.

Те, кто знал Егора, уверены, что личных причин уходить из жизни у него не было. Он собирался написать рапорт на отпуск с последующим увольнением, чтобы переехать к матери и любимой девушке в Ростов-на-Дону. Не успел. Мать Щепакина, Тамара Андреевна, узнала о случившемся из теленовостей. Что в этот момент пережила женщина, за плечами которой два инфаркта, можно только догадываться.




Унесенные взрывом

Опубликовано в номере «НИ» от 5 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: