Главная / Газета 28 Июля 2005 г. 00:00 / Происшествия

Паровозная топка

Над «делом ЮКОСа» проводят новый следственный эксперимент

СЕМЕН ПОПОВ

«Дело ЮКОСа» можно сравнить с паровозной топкой – что туда ни брось, сгорит все, включая самые абсурдные обвинения, версии и сплетни. И, похоже, топка не собирается гаснуть, поскольку ее снабжают все более экзотическим топливом.

В июне 1998 года был убит мэр Нефтеюганска Владимир Петухов, и с тех пор общественности время от времени внятно нашептывают, что конфликтующего с ЮКОСом мэра застрелили ровно в день рождения Михаила Ходорковского. То есть как бы подарок. Но о таких чудовищных подарках не было слышно даже в лихие девяностые годы, когда «свежеотмороженные» братки без всяких сантиментов экспериментировали друг над другом. Конечно, к Ходорковскому можно относиться по-разному, но он все-таки не производит впечатления человека, способного принимать на день рождения кровавые языческие подношения. И вообще абсолютно непонятно, кто захочет задувать свечи на праздничном торте под аккомпанемент причастной к убийству совести. И так в каждый свой день рождения. И так до конца жизни. Ну, не маньяк же Ходорковский в самом деле, чтобы радовать себя такими подарками.

Если следовать логике людей, специализирующихся на причудливых версиях, то всем родившимся 11 сентября следует опасаться внимания американских спецслужб – ведь могут же, в конце концов, и поинтересоваться, почему в один день с личным праздником рушились башни Всемирного торгового центра. Хотя в случае с убийством мэра, скорее всего, не было места случайному совпадению. Только это был не подарок, а, скорее, «подарочек», говоря проще, подстава. Дело в том, что о непростых взаимоотношениях мэра с ЮКОСом хорошо знал весь регион. Хотя заклятых друзей у мэра действительно хватало, кто-то просто мог воспользоваться стечением обстоятельств и вполне сознательно подвести ЮКОС «под монастырь».

Сейчас же в убийстве Петухова обвиняют начальника службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина и главу МЕНАТЕПа Леонида Невзлина. Первый – организатор, второй – генеральный заказчик. Пичугин, уже приговоренный в конце марта к двадцати годам колоний строгого режима, виновным по новым обвинениям себя не признал. Проживающий в Израиле Невзлин заявляет об очередном политическом заказе. Самого Ходорковского в дело об убийстве мэра Петухова пока не впутывают. Но это, видимо, пока. Во всяком случае, заместитель генпрокурора Владимир Колесников уже намекнул журналистам про «неустановленных лиц» из ЮКОСа, которые также отдавали Пичугину преступные приказы.

Людей, взявших на себя ответственность за убийство мэра Петухова, удалось отыскать только через семь лет после нефтеюганской трагедии. Едва ли кажется случайным то, что их предъявили как раз тогда, когда главный российский «показательный процесс» остро нуждался в свежей крови. Кровь мэра Петухова, судя по всему, подошла. Следственный эксперимент с участием предполагаемых убийц уже показывают по российским телеканалам: вот обвиняемые показывают кусты, из которых стреляли в мэра; вот они демонстрируют, как собственно стреляли. Эксперты, которые скептически относятся к неожиданным и слишком уж своевременным успехам следствия, говорят, что главная цель следственного эксперимента была, возможно, в том, чтобы показать убийцам место убийства. Чтобы они не путались в суде в показаниях и в расположении нефтеюганских кустов.

После убийства мэра Нефтеюганска следствие взяло в активную разработку сразу несколько версий (о возможной причастности к убийству ЮКОСа в то время никто серьезно не говорил). Так как мэр Петухов был выходцем из деловых кругов и не переставал активно заниматься бизнесом на муниципальной службе, недостатка в «следах» правоохранительные органы не испытывали. Так, вполне перспективной казалась версия о мести мэру со стороны организованной преступной группировки. Дело в том, что, закрыв центральный городской рынок, мэр самым демонстративным образом перешел дорогу контролирующим рынок бандитам. Когда же в городе возник другой, уже полностью подчиненный городскому голове рынок, прежние хозяева почувствовали себя вконец обиженными, и в адрес Петухова посыпались угрозы.

На втором фронте Владимир Петухов воевал с городскими законодателями. После убийства мэра его возмущенные сторонники даже подожгли двери нескольких депутатских квартир и разбили несколько депутатских стекол. Конфликт между городскими чиновниками возник из-за денег: депутаты хотели влиять на распределение средств городского бюджета, мэр Петухов старался сохранить все права на бюджет за собой. Критики Петухова связывали вечный дефицит городского бюджета с увлечением градоначальника непрофильными проектами. Мэра, например, упрекали за финансирование «карманных» телекомпании и авиакомпании. Но все дыры в бюджете мэр объяснял происками уклоняющегося от налогов ЮКОСа. В конце концов нефтяная компания перешла на прямое финансирование нефтеюганских бюджетников – деньги в больницы, школы стали перечисляться напрямую. Это решение ЮКОСа лишило мэра не только поводов к популистской риторике, но и серьезных оборотных средств. Мэру стало сложно финансировать свои коммерческие инициативы. И вскоре мэра убили.

Сегодня следователи рапортуют, что в нефтеюганском деле повинны менеджеры ЮКОСа. Правда, когда мэра застрелили, никто не верил, что убийц когда-нибудь найдут. Говорят, что первое впечатление часто бывает самым верным. Ведь, если виновные уже назначены сверху, зачем искать реальных убийц?


Опубликовано в номере «НИ» от 28 июля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: