Главная / Газета 23 Мая 2005 г. 00:00 / Происшествия

Лицензия на убийство

Оправдательный вердикт суда по «делу Ульмана» может стать приговором институту присяжных

АНАСТАСИЯ ОРЛОВА, Ростов-на-Дону, ИРИНА ВЛАСОВА

В среду Северо-Кавказский военный суд вынесет второй приговор по «делу Ульмана». Впрочем, смысл этого решения уже ясен – после того как спецназовцев, убивших шестерых граждан России, полностью оправдали присяжные, судье остается только признать их невиновными. Этот вердикт всколыхнул общественность. По мнению экспертов, подобные решения развязывают руки военным преступникам. Между тем, присяжные, по большому счету, здесь ни при чем. Это обычные люди, которые, так же как и все, подвержены влиянию пропаганды, рисующей образы хорошего спецназовца и плохого чеченца.

Эти люди по-прежнему находятся по разные стороны баррикад.
Эти люди по-прежнему находятся по разные стороны баррикад.
shadow
На первом процессе жюри присяжных, напомним, вообще не увидело никакого преступления в убийстве шестерых мирных чеченцев спецназовцами капитана Эдуарда Ульмана. На сей раз присяжные признали факт криминала, но отрицали вину находящихся на скамье подсудимых офицеров ГРУ. С точки зрения привлеченных к процессу «рядовых россиян», позиция обвинения не была доказана, поэтому обвиняемые – не виновны. «В очередной раз мы разочарованы российским правосудием, – заявили корреспонденту «НИ» потерпевшие. – Выходит, люди убиты, известны имена убийц, а судить за преступления некого».

Окончательный приговор, который согласно статье закона «Об обязательности вердикта» не может отличаться от вердикта присяжных, Северо-Кавказский военный окружной суд вынесет 25 мая. «Только ознакомившись с ним, мы будем решать, что же делать дальше, – поделилась с «НИ» адвокат потерпевших Людмила Тихомирова. – Но, конечно, будем бороться дальше».

В январе 2002 года группа спецназовцев под командованием капитана Эдуарда Ульмана, находясь в засаде неподалеку от села Дай Шатойского района, обстреляла ехавший по дороге автомобиль «УАЗ». При этом один человек был убит, двое ранены. Чуть позже, пытаясь, видимо, замести следы, военные расстреляли оставшихся в живых пятерых мирных жителей Чечни, сложили их тела в машину и подожгли ее. Первый судебный процесс над спецназовцами состоялся в 2004 году. Тогда коллегия присяжных полностью оправдала группу Ульмана. Но Военная коллегия Верховного суда РФ отменила этот приговор и возвратила дело на повторное рассмотрение в тот же окружной суд.

Повторные слушания длились около пяти месяцев. Вердикт «не виновны» сложился из ответов присяжных на 35 поставленных перед ними вопросов. Из него следовало, что они считают доказанным факт убийства шестерых чеченцев, обстрел и поджог автомобиля «УАЗ». Однако не считают, что приказ о расстреле был дан майором Алексеем Перелевским, равно как и то, что капитан Ульман распорядился привести его в исполнение, а старший лейтенант Александр Калаганский и прапорщик Владимир Воеводин выполнили приказ. По мнению присяжных, майор Перелевский просто передал разведгруппе приказ вышестоящего начальства, а капитан Ульман не осознавал его преступный характер и «не выходил за рамки своих полномочий». Некоторые участники процесса обратили внимание на то, что вопрос «Чей это был приказ?» перед присяжными вообще не ставился. По мнению противных сторон, повторные слушания мало чем отличались от предыдущих. Те же доказательства со стороны обвинения, та же линия защиты подсудимых.

Да и коллегия присяжных, по мнению чеченской стороны, была вновь выбрана необъективно. По закону присяжные должны представлять все регионы страны, однако малые народы Северного Кавказа практически не были в нее включены. «Не было представлено ни Дагестана, ни Осетии, ни Кабардино-Балкарии, ни Карачаево-Черкесии, наконец, Чечни. Мы не раз указывали на это, – говорит участник процесса Мухамед Салманов. – При таком составе коллегии присяжных вердикт был практически предрешен».

«В данном случае присяжные, как представители народа, выразили то, что никак не может признать российская власть: «В Чечне идет война», – заявил «НИ» известный российский адвокат Генри Резник. – Фактически людей поделили на «наших» и «врагов», территорию – на «нашу» и «вражескую». Причем к «врагам» автоматически причислены все чеченцы, а Чечня – земля врагов. То есть наши военные сражаются на вражеской территории, уничтожают врагов. Причем в условиях войны не действуют общепринятые правовые нормы. То, что Ульмана оправдали во второй раз, говорит о закономерности восприятия чеченской войны. Но не надо винить в этом суд присяжных. Нельзя по одному конкретному примеру оценивать эффективность работы целого института. Суд присяжных и так встал костью в горле у прокуратуры. Сейчас принимаются все меры, чтобы эту сферу контролировать. Поэтому нужно драться, чтобы суд присяжных был именно таким, каким он прославил Россию в XIX веке».

Правозащитники убеждены в ошибочности решения по «делу Ульмана», но также настаивают на том, что сам институт присяжных здесь ни при чем. «Решение суда присяжных меня как правозащитника совершенно не устраивает, – рассказала «НИ» руководитель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. – Ксенофобия на бытовом уровне, активно подогреваемая «сверху», вполне себя оправдала в деле Ульмана. Если на минуту представить, что убитые ульмановцами мирные жители были бы не чеченцами, вердикт вырисовывается совсем другой. Люди привыкли, что чеченцев можно убивать. Россия доказывает это на протяжении 10 лет войны в Чечне. Я практически уверена, что суд присяжных вынес решения самостоятельно, что никакого давления на суд не оказывалось. Во-первых, это просто невыгодно власти, ведь оправдательный приговор убийцам ни в чем не повинных людей – это позор на весь мир. Во-вторых, присяжных подкупить непросто. Среди заседателей обязательно найдется один принципиальный человек. Суд присяжных сам по себе – прекрасная вещь. Дело Ульмана – очень грустное исключение из большинства справедливых решений присяжных заседателей. Повторное оправдание – свидетельство того, насколько больно ксенофобией российское общество».

Представители потерпевших говорят в принципе о том же. «Первое напутственное слово судьи Жидкова присяжным было следующее: «Не судите да не судимы будете», – вступает в разговор Хазинат Бахаева. – Не правда ли, оно о многом говорит?!». «В том, что присяжные оправдали убийц, прежде всего вина государства, чья политика долгие годы была направлена на формирование образа чеченца как врага и террориста, – высказывает свою точку зрения другая участница процесса Марха Мусаева. – Обратите внимание: как только начинаются процессы по действиям военнослужащих в Чечне, так по центральным телеканалам тут же показывают фильмы о доблестной работе спецназа, борющегося с бандитами на Кавказе. А присяжные – простые люди, которые мало разбираются в процессуальных вопросах, но много смотрят телевизор и верят всему, что им показывают и говорят». Ибран Сатабаев добавляет: «Старшина коллегии присяжных – офицер. А разве офицер будет судить офицера?».

По мнению гособвинителя Николая Титова, принятое присяжными решение не отвечает закону: «Это понимает любой юрист. Мы в максимально доступной форме убеждали их в совершенном подсудимыми преступлении, но они высказали свое мнение. Теперь им держать ответ перед своей совестью».

Что означает этот вердикт для России? «Безнаказанность порождает беззаконие, – заявила корреспонденту «НИ» адвокат обвинения Людмила Тихомирова. – После такого вердикта в Чечне можно кого угодно убивать – наказанных не будет».

С ней согласны и официальные лица в Чечне. «Главное, что поняли чеченцы, – присяжные оправдали убийц ни в чем не виновных мирных жителей, – заявил «НИ» министр национальной политики, информации и внешних связей ЧР Мовсар Ибрагимов. – И это, конечно, не может не вызывать беспокойства у чеченского народа. 20 мая, в день вынесения вердикта, в самом центре Грозного прошел митинг. Жители Грозного, в основном молодежь, держали в руках плакаты «Ульмана за решетку». Но в Чечне не хотят крови Ульмана и его подчиненных. Мы устали от крови! Чеченцы хотят справедливого решения. Если бы дело рассматривали на Кавказе, вердикт был бы другой, я уверен. Многие чеченцы считают, что решения в таких делах должны принимать не присяжные заседатели, а государственный судья. Оправдание убийц может стать индульгенцией для новых военных преступлений. Жители Чечни всерьез задумались, являются ли они полноправными гражданами России, стоит ли им опасаться людей в камуфляжной форме».

Впрочем, по мнению адвоката Алексея Перелевского – Натальи Беляевой, судить нужно руководителя спецоперации полковника Владимира Плотникова, отдавшего преступный приказ. Правда, кроме майора Перелевского, этот приказ никто не слышал. «Одновременно с Плотниковым в помещении находились более десятка человек, но никто не слышал подобной команды», – парирует это обвинение Людмила Тихомирова.

Итак, приговор, который огласят 25 мая, будет только оправдательным, но может быть изменена формулировка. Присяжные сочли подсудимых – расстрелявших шестерых мирных граждан – не причастными к преступлению. «Думаю, что у судьи Жидкова хватит здравомыслия изменить данную формулировку на менее противоречивую, например, на «оправданы за недоказанностью вины», – сказала адвокат Людмила Тихомирова. После вынесения приговора сторона обвинения намерена подать в Верховный суд кассационную жалобу. «К сожалению, мы не имеем права обжаловать приговор, – пояснила Тихомирова. – Речь идет о кассации по поводу нарушений в процессуальных процедурах. Если она будет удовлетворена, то Верховный суд может отменить приговор и вновь вернуть дело в Северо-Кавказский окружной суд».



УСЛОВНОЕ ПРАВОСУДИЕ

15 января 2003 года возле аэропорта Северный под Грозным старший лейтенант Евгений Худяков и лейтенант Сергей Аракчеев расстреляли троих строителей и сожгли их тела вместе с «КамАЗом», в котором ехали люди. 29 июня 2004 года суд Северо-Кавказского военного округа в Ростове-на-Дону оправдал военных на основании решения присяжных. 11 ноября 2004 года военная коллегия Верховного суда отменила приговор. Повторный процесс начался в Ростове 2 марта 2005 года.

7 декабря 2002 года милиционер-водитель Веденского РОВД, находясь в нетрезвом состоянии, начал стрельбу в Грозном, ранив двух жительниц чеченской столицы. Ленинским судом Грозного милиционер приговорен к четырем с половиной годам лишения свободы условно.

16 апреля 2002 года в селе Гаргачи Шатойского района при нанесении артиллерийского удара по наблюдательному пункту боевиков в результате ошибки подполковника П. при выборе координат цели погибли двое детей, еще один тяжело ранен. Офицер приговорен за халатность к четырем годам условно.

29 декабря 2001 года в Грозном старший лейтенант П. ранил местного жителя Медаева. Военный суд приговорил офицера за нарушение правил обращения с оружием к ограничению по военной службе на 1 год с удержанием 10% денежного содержания.

6 октября 2000 года в Ханкале военнослужащий 3. не справился с управлением самоходной артиллерийской установки и совершил столкновение с легковой автомашиной, в результате чего погибли две местные жительницы. Военный суд приговорил военного за нарушение правил вождения к пяти годам лишения свободы условно и лишению прав управлять транспортным средством.

21 августа 2000 года на центральном рынке г. Гудермеса командир группы немедленного реагирования ППС Октябрьского РОВД Андрей Потапов убил местного жителя Умара Дакаева. Приговором Ростовского областного суда Потапов приговорен к 6 годам лишения свободы условно.

Присяжные оправдали спецназовцев

Опубликовано в номере «НИ» от 23 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: