Главная / Газета 12 Мая 2005 г. 00:00 / Происшествия

«Они хотели получить медали»

На процессе по «делу Ульмана» начались прения сторон

АНАСТАСИЯ ОРЛОВА, Ростов-на-Дону

Вчера в Северо-Кавказском военно-окружном суде Ростова начались прения по делу группы спецназовцев под командованием Эдуарда Ульмана, обвиняемых в расстреле мирных граждан Чечни в январе 2002 года. Прения открыл гособвинитель Николай Титов, выступивший с полуторачасовой речью. По его словам, «предъявленные в ходе судебного следствия доказательства нашли свое полное подтверждение виновности подсудимых».

По мнению представителя Главной военной прокуратуры, в ходе суда присяжным было предоставлено несколько версий случившегося. Согласно одной из них, расстрелянных приняли за бандитов Хаттаба. Согласно другой – приказ о расстреле мирных граждан поступил группе Ульмана от руководителя всей спецоперации полковника Плотникова. Согласно третьей интерпретации событий, машину расстреляли после того, как она не остановилась. Гособвинитель назвал эти версии ложными и изложил свое видение случившегося. По словам Николая Титова, происшедшее следует характеризовать как преступный сговор лиц, в результате которого погибли шесть невиновных мирных граждан.

Описывая январские события 2002 года, гособвинитель заявил, что, выполняя приказ командования о контролировании дороги, капитан Ульман не успел подготовиться к выполнению поставленной задачи. И когда на дороге появился «УАЗ» с мирными жителями, спецназовцы просто не успели дать предупредительные сигналы и остановить машину, вместо чего открыли по ней беспорядочный огонь на поражение. В итоге один из пассажиров «УАЗа» был убит, другой ранен. Опасаясь последствий содеянного, майор Перелевский и капитан Ульман приняли решение скрыть следы преступления – расстрелять оставшихся в живых пятерых чеченцев и сжечь трупы вместе с машиной. При этом гособвинитель ссылался на показания сослуживцев Перелевского и свидетельства самого Ульмана, который не раз цитировал Перелевского: «Нет человека – нет проблемы».

Осуществить задачу они приказали подчиненным Воеводину и Калаганскому. Инициатором расстрела, по мнению Титова, выступил майор Перелевский, позже попытавшийся переложить свою вину на руководителей спецоперации полковников Золотарева и Плотникова. Руководство спецоперации ничего не знало о расстреле мирных граждан. Майор Перелевский доложил Плотникову о том, что расстрелян «УАЗ» с бандитами Хаттаба. Гособвинитель указал, что приказ Перелевского не снимает ответственности с остальных участников преступления – Ульмана, Воеводина и Калаганского. Согласно Уставу вооруженных сил, невыполнение заведомо противозаконного приказа не предусматривает уголовной ответственности. «Ни один устав не предусматривает расстрела не только мирного населения, но и военнопленных».

Выступившая вслед за гособвинителем, адвокат потерпевших Людмила Тихомирова полностью поддержала представителя Главной военной прокуратуры. По мнению Тихомировой, расстрел мирных граждан был не чем иным, как попыткой скрыть первоначальное преступление – обстрел машины и убийство мирного чеченца. По словам второго адвоката потерпевших, Магомета Гандаури-Эги, мотивация расстрела оставшихся в живых пятерых чеченцев была несколько иная. «Они просто хотели получить медали. Расстрелять мирных граждан, сжечь их трупы и выдать все за ликвидацию бандитов», – заявил Гандаури-Эги в интервью корреспонденту «НИ». Прения сторон продолжатся завтра.




Одобренный расстрел

Опубликовано в номере «НИ» от 12 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: