Главная / Газета 5 Апреля 2005 г. 00:00 / Происшествия

Экипажи смертельно устали

Подполковник ВВС получил четыре года за столкновение вертолетов во время учений

ДМИТРИЙ КЛИМОВ, Владивосток

Четыре года лишения свободы за два разбившихся вертолета Ми-24 и гибель 6 пилотов получил вчера подполковник Геннадий Голобочанский. Именно он руководил в августе 2003 года полетами на военном аэродроме в Черниговке на Дальнем Востоке. Министру обороны Сергею Иванову понадобилась тогда пара часов, чтобы назвать происшествие «легкомыслием, бравадой и воздушным хулиганством». Военный суд Спасского гарнизона более года изучал материалы трагедии, чтобы подтвердить заявление министра.

Трагедия произошла во время командно-штабных учений «Восток-2003», проходивших в Приморье под патронажем министра обороны Сергея Иванова. Накануне учебных полетов командиры четырех экипажей Ми-24 сообщили Геннадию Голобочанскому, что хотят после завершения задания пролететь над гарнизоном и взлетно-посадочной полосой (ВПП) на низкой высоте в боевом порядке. «Над гарнизоном нельзя, а над ВПП – посмотрим по обстоятельствам», – ответил руководитель полетов.

Как установил суд, радиолокационного наблюдения за возвращавшимися вертолетами с аэродрома Черниговки не велось. Командир одного из бортов, подполковник Александр Аксенов, за 6 км до аэродрома отчетливо сказал в эфире, что «уже устал». «Терпи», – ответил ему майор Чагин из соседней машины. Голобочанский не обратил внимания на это признание летчика, хотя по своим функциональным обязанностям должен был. Увидев пролетающие над ВПП вертолеты, Голобочанский вслух порадовался: «Как на картинке». Следующая пара «вертушек» появилась перед наблюдателями через пару минут – и, столкнувшись, развалилась на части. Как выяснило следствие, Голобочанский заметил, что машины идут на недопустимо высокой скорости 260 км/час, хотя нормативами она ограничена 160 км/час. Из экипажей двух машин выжил только старший лейтенант, 26-летний Владислав Гвоздев. Он сам выбил стекло кабины и буквально на четвереньках выполз на летное поле. По его показаниям и расшифровке переговоров, на суде была восстановлена картина случившегося: на подлете к аэродрому пилоты, как выяснилось, и сами были не рады своей затее – они устали держать короткую дистанцию, готовы были отказаться от трюка.

Приговор зачитывали пять часов подряд. Все это время участники процесса простояли на ногах. Решение суда заняло 100 машинописных листов. Адвокат подсудимого Максим Хасаншин настаивал на том, что в 11-й армии ПВО и ВВС одна часть летчиков считает наставления по летному делу обязательными к исполнению, другая часть основывается прежде всего на приказах начальников. Отсюда и ЧП. Защищаясь, Голобочанский заявил, что происшествие могло быть просто суицидом одного из пилотов. Мол, таким образом тот хотел свести счеты с жизнью. Но экспертиза установила, что пилот, якобы стремившийся к самоубийству, дважды предпринимал маневр по уходу от столкновения.

Суд снял обвинения по статье 293 УК РФ (халатность), но признал Голобочанского виновным по ст. 351 УК РФ (нарушение правил полетов и подготовки к ним, повлекшие смерть людей). Офицера приговорили к 4 годам лишения свободы, выплате 2 млн. рублей в пользу государства за погибшие машины (настоящая их стоимость 26 млн. 607 тыс. рублей) и 3,2 млн. рублей в качестве компенсации родственникам погибших пилотов. Геннадия Голобочанского взяли под стражу в зале суда.




Плановые потери

Опубликовано в номере «НИ» от 5 апреля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: