Главная / Газета 18 Марта 2005 г. 00:00 / Происшествия

Без прав

Почему в Москве чуть ли не за любое нарушение стали отбирать водительское удостоверение

ИРИНА ВЛАСОВА

Наши власти, по всей видимости, взяли явный курс на репрессивные меры по отношению к автомобилистам. Поддерживая инициативу ГИБДД, Госдума продолжает ужесточать штрафные санкции и увеличивать количество статей, предусматривающих лишение прав. Как скажутся эти репрессии на безопасности движения, еще не ясно. Однако уже сегодня дорожные милиционеры чуть ли не каждое второе нарушение рассматривают через призму «лишенческих» статей. Суды, рассматривающие такие дела, также не церемонятся с водителями, лишая их прав. И лишь чиновники с мигалками по-прежнему ездят, как хотят, – по встречной, на красный свет, с превышением скорости.

Судья Наталья Брунеллер говорит, что предпочитает штрафовать, а не отбирать права.
Судья Наталья Брунеллер говорит, что предпочитает штрафовать, а не отбирать права.
shadow
После принятия нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) риск остаться без прав увеличился во много раз. С тех пор, как сотрудники ГИБДД открыли для себя статью 12.15.3 «Выезд на встречную полосу», любой маневр с пересечением двойной сплошной линии может быть наказан лишением водительского удостоверения. А ведь согласно статистике, поворот в неположенном месте и разворот через две сплошные – едва ли не самые распространенные нарушения в нашей стране.

В ГИБДД не видят проблемы

Изначально идея статьи 12.15.3 КоАП заключалась в том, чтобы предотвращать лобовые столкновения. И действительно, что может быть опаснее джипа, мчащегося по встречной полосе с дикой скоростью? А вот разворот через две сплошные линии – это совсем другая статья – 12.14. Она называется «разворот в местах, запрещенных для совершения таких маневров». И наказывается этот маневр штрафом в 50 рублей. Поворот через две сплошные налево – это статья 12.16 («невыполнение требований разметки») – тоже штраф 50 рублей.

Однако каждый, кто ездит по столичным дорогам, знает (кто на собственном опыте, а кто из рассказов знакомых), что для автоинспекторов двух последних статей просто не существует. Все «правосудие» строится на статье «выезд на встречную полосу», которая предусматривает максимальное наказание в виде лишения прав. А здесь и «взяток» и « палок» больше.

Впрочем, в Госавтоинспекции никакой проблемы в этом не видят. «В кодексе действительно много недоработок. Но со статьями по встречной полосе все в порядке. Вот со многими другими – беда. Они слишком либеральны, – заявил «НИ» замначальника отдела дознания и разбирательства по административным правонарушениям ГИБДД МВД РФ Сергей Толоконников. – Мы планируем внести поправки в КоАП и ужесточить некоторые меры. А также увеличить количество статей, предусматривающих лишение прав. Иначе не справиться с растущим числом серьезных аварий».

А судьи кто?

Эксперты в области автоправа считают, что проблема заключается совсем в другом. По словам одного из разработчиков КоАп и лидера движения автомобилистов России Виктора Похмелкина, любым органам власти в России вообще присущ карательно-обвинительный уклон. И ГИБДД – не исключение.

«Есть один нюанс, – говорит «НИ» Виктор Похмелкин. – Чем более строгая мера инкриминируется нарушителю, тем шире возможность для взяток. Но даже если инспектор оформляет протокол, то надежд на справедливое рассмотрение дела у автолюбителя немного. В судах зачастую выносят совершенно несправедливые решения по делам о встречной полосе. В кодексе есть значительные огрехи, и заинтересованные стороны этим пользуются».

«Дела по «встречке» в большинстве отправляются к мировым судьям, – говорит президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин. – А этот институт в России совершенно не развит. Мировой суд – инстанция, которая выше ГИБДД как минимум на две головы. Но на деле получается что-то не то. Гаишники разбираются в Правилах дорожного движения, а судьи зачастую – нет. Я сам не раз был свидетелем того, как мировой судья говорил: «Как инспектор в протоколе написал, так и есть. А вы мне не объясняйте, я все равно ничего не пойму, потому что не автомобилист».

Действительно, женщине-судье, которая, может, и за рулем никогда не сидела, вдруг надо разобраться во всех перипетиях КоАП, закона о милиции, постановления о прохождении техосмотра, снятия номерных знаков, запрещения эксплуатации автотранспортного средства. Только по 12-й главе административного кодекса впору учебник писать.

«Мировые судьи беспомощны перед административным правом, – продолжает Виктор Травин. – У них нет достаточного опыта работы. Я вообще сильно сомневаюсь в дальнейшем развитии института мировых судей. Сегодня решается вопрос о том, чтобы не отдавать им ничего, кроме административных дел, не валить на них гражданские и уголовные. Вот тогда, может быть, получится толк. Но прежде должно пройти лет десять как минимум. Я в принципе за институт мировых судей, но не в нынешнее время».

Причем здесь мэрия?

Почему же гаишники вдруг стали проявлять такую строгость? Несколько лет назад правительство Москвы всерьез рассматривало проект о том, чтобы разрешить москвичам пользоваться машинами только один раз в два дня. Согласно готовившемуся тогда документу автомобилями с четными номерами можно было пользоваться только по четным числам месяца, а с нечетными – по нечетным. Тогда закон не прошел: юристы доказали, что он ограничивает право собственника.

Однако тенденция показательная. В водительских кругах поговаривают, что массовое лишение прав связано... с желанием очистить Москву от слишком большого количества машин на улицах. Нет водителя, нет и проблемы. Якобы именно с этим связаны и свирепость инспекторов, и непреклонность судей, выносящих решения о лишении прав одно за одним. Говорят, есть соответствующая «установка сверху».

Однако в федеральных судах эти сведения называют слухами и говорят, что никогда подобных распоряжений не получали. «Указаний поголовно лишать водителей прав нам никто не давал, – заявил «НИ» судья Савеловского межмуниципального суда Игорь Шереметьев. – Я об этом первый раз слышу».

Впрочем, мировые судьи нет-нет, да и проговариваются. «Нам приходили рекомендации, согласно которым мы должны быть пожестче с автолюбителями. Чтобы те в следующий раз не нарушали», – сказала «НИ» мировой судья одного из участков в районе Митино Наталья Брунеллер.

Судьей Наталья Брунеллер стала всего несколько месяцев назад. До этого она преподавала правовые дисциплины в одном из московских вузов. «Посмотрите, как у нас все чисто, опрятно. Спасибо Лужкову, – улыбается Наталья и показывает действительно симпатичное помещение мирового суда. И тут же добавляет: – Конечно, Юрий Михайлович нам не указ».

Г-жа Брунеллер признается, что больше всего дел приходится рассматривать именно по нарушениям автомобилистами Правил дорожного движения. И уж запредельно много именно по делам о движении по «встречке». Судья говорит, что она не отбирает права у каждого нарушителя, а чаще всего наказывает штрафом 300–400 рублей.

Эксперты утверждают обратное. «80% всех автомобилистов, попадающих в суд по «административке», лишаются прав, – утверждает Владимир Травин. – Кстати, в Московской области эта цифра гораздо ниже. Но там и нет такого желания очистить дороги от автолюбителей. На мой взгляд, прямая связь очевидна. Идея о поголовном лишении прав сама по себе глупа, потому что гаишники входят в раж и начинают хватать всех попало. Они-то чувства меры не знают. Инспекторы ДПС прекрасно осведомлены, что на столичных дорогах есть места, где невозможно проехать, не нарушив правила. Там они и устраивают себе кормушки. А ведь 30% всех взяток, вымогаемых гаишниками, связаны как раз с нарушениями правила «встречки».

P.S. «Новые Известия» будут и дальше следить за этой темой. Мы приглашаем к диалогу все заинтересованные стороны – сотрудников ГИБДД, юристов, представителей судебной власти и столичного правительства.



ЗА ЧТО И НА СКОЛЬКО ОТБИРАЮТ ПРАВА

За езду в пьяном виде и передачу управления пьяному – на срок от полутора до двух лет.

За превышение скорости более чем на 60 км/час – на срок от двух до четырех месяцев. Или штраф от 300 до 500 рублей.

За пересечение железнодорожного пути вне переезда, выезд на переезд при закрытом или закрывающемся шлагбауме либо при запрещающем сигнале светофора, а также остановку или стоянку на переезде – на срок от трех до шести месяцев. Или штраф 500 рублей.

За выезд «на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения» – на срок от двух до четырех месяцев. Или штраф от 300 до 500 рублей.

За «непредоставление преимущества» спецмашинам, имеющим соответствующую раскраску и включившим мигалку и сирену, – от одного до трех месяцев. Или штраф от 300 до 500 рублей.

За нарушение правил перевозки опасных, крупногабаритных или тяжеловесных грузов – от одного до трех месяцев. Или штраф от 100 до 300 рублей.

За нарушение ПДД, повлекшее причинение легкого вреда здоровью потерпевшего, – на срок от трех до шести месяцев. Или штраф от 500 до 800 рублей.

За отказ от освидетельствования на состояние опьянения – на срок в один год. Или штраф от 1000 до 2000 рублей.

За оставление водителем места ДТП – на срок от шести месяцев до одного года. Или штраф от 1000 до 1500 рублей. Или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Сжигаю в пробке бензин и нервы

Слева нервно курит дама в «Ситроене». Мужичок в стареньком «Опеле» растирает лицо ладонями, чтобы не заснуть. Злобно хлопнув дверью, сзади из «Оки» вылез серьезного вида дедок: «Чего стоим, кого ждем?»

А чего стоим – ясно. Увидеть столичную Большую Якиманку без пробок можно только глубокой ночью. В час пик, когда эта стратегически важная для города трасса и так забита донельзя машинами, здесь, нарушая все правила дорожного движения, движутся машины с мигалками. Понтовые новенькие «Ауди», тюнинговые «Мерсы» и «БМВ» включают проблесковые маячки и «крякалки» и несутся на бешеной скорости прямо по встречной полосе, заставляя встречный поток машин уступать им дорогу. А гаишники в знак внимания и уважения расчищают им дорогу своими полосатыми палочками.

Битый час сжигаю в пробке бензин и нервы. Стоит вся улица – насколько хватает глаз. Семь вечера – ничего удивительного. Бывалые автовладельцы знают, что простоим еще как минимум час-полтора, пока не разъедутся по домам все важные шишки. Хорошо хоть не где-нибудь стоим, а с видом на Кремль! Под боком матерится дед в «Оке», а я смотрю в окно и наблюдаю, как лихо, минуя все преграды и не задерживаясь на светофорах, несутся нескончаемым потоком «виповозы».

На противоположной стороне – дорогой пивной ресторан, и многие «випы», внаглую поворачивая через две сплошные и разгребая дорогу среди других авто, выруливают прямиком к нему. Инспектор ГАИ, который поставлен здесь для порядка, как будто этого не замечает. Спецсигнал и особый номер – вот залог того, что правил движения для этих машин не существует. А значит, можно выделывать на дороге любые пируэты – даже те, за которые у простых смертных обычно отбирают права. «У них особые полномочия – имеют право, – разводит руками инспектор. – Должны понимать: люди на службе!»

Но вот на встречку выезжает огромный джип – ни мигалки, ни «крутого» номера у машины нет, зато есть другой «пропуск». Протянув инспектору тысячу рублей, водитель джипа идет на таран сквозь встречный ряд машин и подруливает к ресторану.

У многих автомобилистов сдают нервы. Когда стоишь битый час и не движешься с места в ожидании, пока промчится очередной «царь и бог», трудно держать себя в руках. Невольно у водителей, томящихся в левом ряду, возникает естественное желание – тоже выехать на встречку и хоть куда-нибудь улизнуть от безнадежного ожидания. Все знают, что риск быть пойманным чрезвычайно велик, но многие все равно не выдерживают. Докурив сигарету и решительно закрыв окно, водитель соседней «девятки» вдавил в пол педаль газа. Машина сорвалась с места и пристроилась в хвост к здоровенному джипу, замыкающему мерцающий от спецсигналов, как новогодняя елка, депутатский кортеж. На глазах изумленной публики жигуленок резво влетел на Большой Каменный мост и скрылся за горизонтом. Но инспектор что-то передает по рации, и становится ясно, что на следующем посту «девятку» остановят и взыщут по всей строгости.

Мигалки летят как бешеные. Какой русский чиновник не любит быстрой езды? А на душе становится как-то тухло, и я переживаю стандартную для каждого автомобилиста в этой ситуации гамму чувств. Стадия первая: ничего, подождем, дай бог, рассосется. Стадия вторая: вот уроды… Стадия третья: ну что же у нас за страна такая?!

Но тут пробка постепенно начинает рассасываться. И ты уже счастлива тем, что простояла в ней всего час, а не два часа, как в прошлый раз. Повеселели и дед в «Оке», и дама в «Ситроене». Проснулся и радостно схватился за баранку мужичок в стареньком «Опеле». До чего же все-таки наш народ терпелив и отходчив.

Оксана СЕМЕНОВА

Опубликовано в номере «НИ» от 18 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: