Главная / Газета 24 Января 2005 г. 00:00 / Происшествия

«Наши речи – детский лепет»

Жители Беслана хотят встретиться с полпредом Дмитрием Козаком

АННА ГОРБОВА, Северная Осетия

Вчера ночью родственники жертв теракта в Беслане после вмешательства полпреда президента Дмитрия Козака и депутата Госдумы Арсена Фадзаева разблокировали федеральную трассу «Кавказ». В течение трех суток они отказывались освободить дорогу, требуя отставки президента Северной Осетии Александра Дзасохова и правительства республики. Теперь бесланцы собираются инициировать референдум о недоверии главе региона.

Время не вылечило это горе. (Фото ИТАР-ТАСС)
Время не вылечило это горе. (Фото ИТАР-ТАСС)
shadow
Акция протеста, начатая родственниками погибших и теми, кто находился среди заложников в захваченной школе, сильно отличалась от обычных митингов. Здесь нет «зачинщиков» и нет «организаторов», о которых так любят говорить в последнее время власти. Главным побудителем любых решительных действий в Беслане является так и не утихшая людская боль. Главным доказательством права на любые демонстрации – детское кладбище.

«Мы вообще-то хотели ехать во Владикавказ к зданию правительства, – рассказывает Алевтина Рамонова-Ханаева, у которой в школе погибла дочь Марианна. – В четверг в центре Беслана нас собралось около 20–30 человек. Так, толпой, мы дошли до поворота на аэропорт. Шли и все время разговаривали. Кто-то считал, что наши словесные протесты ничего не изменят. Кто-то утверждал, что все равно нужно идти и требовать. Идея перекрыть трассу возникла спонтанно. Просто встали на дороге и все».

Несмотря на то что объездная дорога через близлежащие села все-таки оставалась свободной, стихийная акция скорбящих родственников не осталась незамеченной. Вскоре с одной стороны «блокпоста», из Беслана, к перекрытому участку трассы стали приходить люди. С другой, из Владикавказа, потянулись вереницы официальных лиц.

«В первый же день приехал замгенпрокурора Колесников, – вспоминает Алевтина. – Убеждал нас, что такими методами проблему не решить, что наши действия незаконны. А я подошла к нему с фотографией своей дочери. Что он мог ответить на наши вопросы? Только то вранье, которое мы слышали уже тысячи раз, – 32 террориста, оружия в школе не было и прочее, прочее... Еще просил потерпеть и дождаться результатов следствия, так как оно на 80 процентов завершено. Каких результатов нам нужно ждать? Я сама в этой школе была. Я видела, что террористы уже были в здании школы, когда нас стали туда загонять. Все три дня я их считала. Поверьте, бандитов было около пятидесяти».

О приезде президента Северной Осетии Александра Дзасохова участники митинга даже вспоминать не хотят. «Прибыл в пятницу рано утром. Со всей своей командой в полном составе, – говорит Владимир Кисиев. – Поздоровался и спросил, в чем мы его обвиняем. Отнекивался, говорил, что невиновен. А когда я ему факты в лицо бросил, он замолчал. Знаете, я своего внука Аслана до сих пор найти не могу. А Дзасохов везде козыряет тем, что все жертвы опознаны».

«Он сказал, что не против отставки, что не держится за власть, – дополняет Алевтина Рамонова-Ханаева. – Но уйдет он «только по закону». Скажите, это когда? В январе 2006 года? После очередных выборов? Народ его тогда и сам близко к власти не подпустит».

В субботу после телефонного звонка полпреда президента в Южном федеральном округе Дмитрия Козака в рядах протестующих случился разлад. Часть людей собралась и ушла. Другие остались и дождались приезда депутата Госдумы от Северной Осетии Арсена Фадзаева. И окончательно освободили трассу только за полночь воскресенья после разговора с ним.

«В принципе ничего особенного он нам не сказал, – говорит Алла Батагова. – Но ему мы поверили. Потому что больше некому. Мы не верим нашим следственным органам. Они ищут преступников, но преступники – это они сами: начиная от нашей милиции и заканчивая Дзасоховым».

«Мы понимаем, что наши действия примитивны, непрофессиональны и неорганизованны, – вздыхает Алевтина. – И речи, которые мы произносим на митингах, это детский лепет. Но как действовать по-другому, не знаем».

Сегодня участникам завершившейся акции протеста должны сообщить, где и когда точно они встретятся с Дмитрием Козаком: возможно, инициативная группа из 5–10 человек отправится в Ростов-на-Дону, но вероятнее всего, полпред сам приедет в Осетию.

«Мы хотим попросить у него объективного расследования и отставки Дзасохова, – говорит Алла Батагова. – И это взаимосвязанные вещи. Президент уйдет, уйдет и его команда. Тогда раскроется много до сих пор неизвестных, скрытых карт. А пока парламентская комиссия опирается только на те данные, которые им предоставляют наши власти. А значит, правды мы не узнаем никогда».

Не надеясь на официальное расследование, бесланцы начали свое. Только что созданный общественный союз «Матери Беслана» уже собирает все возможные свидетельские показания, которые записываются на видеопленку, ищет доказательства, разрабатывает стратегию своей деятельности.

«Нельзя просто сидеть и оплакивать свое горе, – говорит Алевтина Рамонова-Ханаева. – Хотя, если честно, я думаю, что на нашем протесте кто-то заработает очередное повышение. Но мы этого так не оставим. Не позволим наплевать на себя и на своих погибших детей. Если в ближайшее время не появится никаких результатов, мы перекроем железную дорогу и аэропорт. Мы будем жечь костры, но не здесь, на трассе, а на площади у здания правительства Осетии. И это будет еще хуже».

Вчера в Северной Осетии по местному телеканалу наконец-то показали обращение бесланцев с требованием отставки Дзасохова. Организация этой трансляции была одним из условий освобождения трассы «Кавказ». Теперь жители Беслана намерены устроить в Осетии референдум. Цель, как они заявляют, все та же – смена власти в республике.




«Забирайте нашего президента»

Опубликовано в номере «НИ» от 24 января 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: