Главная / Газета 18 Января 2005 г. 00:00 / Происшествия

Девять лет за беседы о джихаде

Зару Муртазалиеву признали виновной в подготовке терактов

АНДРЕЙ ПАНКОВ

Вчера Мосгорсуд вынес неожиданно жестокий приговор 21-летней уроженке Чечни Заре Муртазалиевой, обвинявшейся в незаконном хранении взрывчатки, а также попытке вербовки двух девушек-москвичек для совершения теракта в торговом комплексе «Охотный Ряд». Муртазалиева признана виновной по всем пунктам обвинения и приговорена к 9 годам лишения свободы в колонии общего режима.

Во время заседания суда Зара скептически улыбалась.
Во время заседания суда Зара скептически улыбалась.
shadow
В поле зрения спецслужб уроженка Наурского района Чечни 21-летняя Зара Муртазалиева попала летом 2003 года, сразу после терактов на столичном аэродроме «Тушино». Тогда, Главное управление по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД РФ совместно с московскими милиционерами проводило в столичном регионе масштабную антикриминальную «зачистку», уделяя пристальное внимание уроженцам Чечни.

Поскольку все теракты были совершены смертницами, оперативники особое внимание обращали на женщин. Милиционеры вообще-то не обнаружили в биографии Муртазалиевой ничего подозрительного, однако установленное за ней наблюдение показало, что она часто посещает мечеть, где заводит беседы об Исламе с молодыми девушками. Как следует из материалов обвинения, Зара отдельно останавливалась на теме джихада.

В начале прошлого года в результате хитрой оперативной комбинации девушка познакомилась со своим земляком Саидом Ахмаевым, служившим в столичном УБОПе. Мужчина разыграл роль влюбленного и помог девушке поселиться в комнате общежития, оборудованной прослушивающей аппаратурой. Вместе с ней там жили и две «сестры» по вере. 19-летние москвички Дарья Воронова и Анна Куликова, принявшие Ислам и поменявшие имена (Дарья-Фатима и Анна-Айшат), познакомились с Муртазалиевой в мечети. Все разговоры девушек записывались, и именно эти беседы стали позже основным доказательством на суде.

5 марта 2004 года оперативникам ГУБОП якобы стало известно, что Муртазалиева двигается к милицейской гостинице «Комета» на проспекте Вернадского. Опасаясь возможного теракта, оперативники ее задержали. Как сообщило затем ГУБОП, в дамской сумочке Муртазалиевой обнаружили два завернутых в фольгу куска пластита общим весом 200 граммов. Впрочем, взорваться пластит не мог, поскольку при нем не было детонаторов.

Девушке предъявили обвинения по статье 222 («незаконный оборот боеприпасов») УК РФ. После того как Воронова и Куликова рассказали следствию, что Муртазалиева якобы подстрекала их к совершению теракта, к обвинениям добавилась статья 205 («вовлечение в совершение преступлений террористического характера») и 30-я («подготовка преступления») УК РФ. Кроме записей разговоров, в руках следствия оказались фотографии, которые девушка делала в торговом комплексе «Охотный Ряд» на Манежной площади. Следователи посчитали, что таким образом она выбирала объект для совершения теракта.

Расследование дела было завершено прошлой осенью и в начале декабря было направлено в Мосгорсуд. По договору сторон, процесс (в отличие от других «террористических») был открытым, и дело рассматривалось одним судьей.

Адвокат Муртазалиевой Зезаг Усманова неоднократно заявляла о невиновности своей подзащитной и том, что она стала жертвой грубой провокации со стороны спецслужб и милиции. По данным защитницы, милиционеры задержали девушку в районе Китай-города, после чего доставили в ОВД на проспект Вернадского, где подкинули в ее сумочку взрывчатку. Кроме того, как считает Усманова, ее подзащитная не призывала своих подруг к совершению терактов и джихаду, а резкие высказывания против действий федеральных сил в Чечне и русских были вызваны только тем, что она тяжело переживала события на родине.

На процессе Дарья Воронова подтвердила первоначальные показания о том, что Муртазалиева оказывала на нее давление и призывала к священной войне. Анна Куликова (отказавшаяся к тому времени от своих показаний против чеченки) подтвердила версию о том, что ее первоначальные слова были искажены следствием. Сама обвиняемая вины не признала и заявила, что все доказательства были сфабрикованы.

Во время прения сторон, которые состоялись на вчерашнем заседании, прокурор попросил приговорить Муртазалиеву к 12 годам лишения свободы. Все ожидали, что приговор будет вынесен на следующий день, однако судья неожиданно решила закончить процесс.

В итоге Зара Муртазалиева была признана виновной в приготовлении к акту терроризма путем взрыва, вовлечении других лиц в совершение акта терроризма и незаконном приобретении и хранении взрывчатых веществ. Учитывая положительные характеристики, суд приговорил ее к 9 годам лишения свободы в колонии общего режима.

Адвокат и присутствовавшие на судебном заседании представители правозащитных организаций остались недовольны приговором, назвали дело заказным и заявили, что будут добиваться справедливости не только в российских судебных инстанциях, но и в международных.

«Дело было сфабриковано, и моя подзащитная невиновна, – заявила «НИ» адвокат Зезаг Усманова. – Если милиция и дальше будет подобными методами бороться с террористами, то их только станет больше. Мы намерены обжаловать приговор и, если понадобится, дойдем до Страсбургского суда».

Аналогичного мнения придерживаются и правозащитники. Накануне вынесения приговора член совета при президенте РФ по правам человека Светлана Ганнушкина распространила заявление, в котором по пунктам опровергла все доказательства и доводы следствия и заявила о том, что дело Зары Муртазалиевой – чудовищная фабрикация обвинения в терроризме.


Опубликовано в номере «НИ» от 18 января 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: