Главная / Газета 20 Декабря 2004 г. 00:00 / Происшествия

«Он попал в колесо»

Экс-полковника ФСБ Трепашкина потребовали признать политзаключенным

АННА ГОРБОВА

В субботу в Москве у Дома Ханжонкова прошел пикет в поддержку бывшего полковника ФСБ Михаила Трепашкина. Он уже осужден за разглашение гостайны и незаконное хранение боеприпасов и сейчас ждет решения суда по еще одному делу о незаконном ношении оружия. Адвокаты и друзья Трепашкина считают, что все его беды легко объяснимы. Накануне ареста экс-офицер ФСБ открыто говорил о причастности сотрудников российских спецслужб к взрывам домов в Москве и Волгодонске. Участники акции потребовали признать Трепашкина политзаключенным и собирали подписи под обращением в его защиту.

<b>ДЕЛО ТРЕПАШКИНА </b><br>Михаил Трепашкин входил в Общественную комиссию по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске, активно выступал против действующей власти. Он утверждал, что к этим терактам причастны сотрудники ФСБ. 19 мая 2004 года Московский окружной военный суд признал Михаила Трепашкина виновным в нарушении статьи 283 УК РФ («разглашение гостайны без признаков госизмены»), нарушении ч. 1 статьи 222 УК РФ («незаконное хранение боеприпасов») и приговорен к четырем годам колонии-поселения. Сейчас идет процесс по другому «делу Трепашкина». 22 октября 2003 года на 47-м километре Дмитровского шоссе сотрудники ДПС обнаружили под задним сиденьем автомобиля Трепашкина сумку с пистолетом Макарова. Бывшему сотруднику ФСБ инкриминировали незаконное ношение оружия.
ДЕЛО ТРЕПАШКИНА
Михаил Трепашкин входил в Общественную комиссию по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске, активно выступал против действующей власти. Он утверждал, что к этим терактам причастны сотрудники ФСБ. 19 мая 2004 года Московский окружной военный суд признал Михаила Трепашкина виновным в нарушении статьи 283 УК РФ («разглашение гостайны без признаков госизмены»), нарушении ч. 1 статьи 222 УК РФ («незаконное хранение боеприпасов») и приговорен к четырем годам колонии-поселения. Сейчас идет процесс по другому «делу Трепашкина». 22 октября 2003 года на 47-м километре Дмитровского шоссе сотрудники ДПС обнаружили под задним сиденьем автомобиля Трепашкина сумку с пистолетом Макарова. Бывшему сотруднику ФСБ инкриминировали незаконное ношение оружия.
shadow
Пикет «Свободу политзаключенному Михаилу Трепашкину» был приурочен к показу документального фильма «Недоверие» на фестивале независимого кино «Sтык». Картина рассказывает о судьбе сестер Морозовых, потерявших мать при взрыве дома на улице Гурьянова. Трепашкин как раз и был адвокатом Морозовых. Его арестовали за 9 дней до начала процесса по этому делу, где он должен был предъявить доказательства причастности российских спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. В субботу полтора десятка митингующих в очередной раз пытались обратить внимание властей и общества на нарушения прав Михаила Трепашкина.

А накануне известные правозащитники, среди которых Лев Пономарев, Светлана Ганнушкина, Юрий Самодуров, Алексей Яблоков, Глеб Якунин, распространили обращение в поддержку бывшего полковника ФСБ. А у входа в Дом Ханжонкова пикетчики собирали подписи под этим обращением и призывали прохожих проявить собственную позицию.

«Мы уже отправляли в правозащитную организацию «Международная амнистия» досье Трепашкина и просили признать его политзаключенным на международном уровне, – рассказал «НИ» глава всероссийского движения «За права человека» Лев Пономарев. – Но результата не последовало. Поэтому мы раздавали на акции зрителям письма, адресованные в эту правозащитную организацию и президенту России. В письмах все те же требования: к президенту – освободить Трепашкина, к «Международной амнистии» – признать его политзаключенным. Мы предоставили людям самим совершить это действие – одобрить требования подписью, заклеить конверт и отослать его».

Желающих оказалось довольно много. Писем разошлось не меньше сотни.

«Трепашкин, в отличие от Ходорковского, Сутягина и Лебедева, попал в колесо политического преследования не случайно, – продолжил Лев Пономарев. – Его намеренно устранили от ведения дела Морозовых. Он пытался помочь обществу узнать правду о взрывах. И сейчас, даже будучи в заключении, стремится к этому. Недавно он направил письмо генпрокурору России с требованием возбудить уголовное дело в отношении директора ФСБ Николая Патрушева».

Пока же правозащитники отстаивают права опального адвоката на улицах Москвы, в подмосковном Дмитрове продолжается слушание очередного дела Трепашкина. «В среду и пятницу мы допрашивали свидетелей гособвинения, – рассказала «НИ» адвокат Елена Липцер. – В зале суда были заслушаны показания сотрудников ДПС, Дмитровского ОВД. Следующее заседание назначено на 27 декабря. В Дмитровский городской суд вызваны еще один свидетель из ДПС и клиент Трепашкина, Михаил Борисов, который находился в автомобиле в момент задержания моего подзащитного».


Опубликовано в номере «НИ» от 20 декабря 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: