Главная / Газета 25 Октября 2004 г. 00:00 / Происшествия

Чужие

Людей, потерявших близких в терактах, вынуждают чувствовать себя обузой для родного государства

АННА ГОРБОВА

В столице проходят траурные мероприятия, посвященные второй годовщине трагических событий в Театральном центре на Дубровке. Потом были взрывы у «Националя», на «Автозаводской», в двух самолетах, на «Рижской», потом было самое страшное – Беслан. Никто не подсчитал точно общее количество жертв и тех, кто был ранен, но ясно, что их тысячи. Все эти люди стали ненужной обузой для государства.

О жертвах многочисленных терактов помнят лишь родные и близкие. У государства память короткая.
О жертвах многочисленных терактов помнят лишь родные и близкие. У государства память короткая.
shadow
Чтобы получить обещанные правительством денежные компенсации, люди вынуждены проходить все круги чиновничьего ада. А зачастую и судиться с Родиной.

На самолетах, взорванных 24 августа террористками-смертницами, летели в основном молодые люди. Их вмиг осиротевшим родственникам – женам, мужьям, детям, пожилым родителям – тогда, в августе, было не до денег. Ведь никакие материальные ценности не способны заглушить боль утраты. Дороже денег ценились в тот момент внимание и забота, доброе слово.

Государство это доброе слово дало. Через неделю, когда были улажены все формальности с опознанием и похоронами жертв авиакатастрофы, правительство заявило, что родственникам погибших будет выплачено около 9 млн. руб. Каждая пострадавшая семья получит ставшую уже привычной сумму в 100 тыс. руб. Люди рассчитывали на эти деньги, «ведь власть обещала». Но обещанного в нашей стране, как известно, три года ждут. А потом все долги прощают.

«Помогите нам. Мы уже не знаем, куда обращаться, – в редакцию «Новых Известий» позвонила Рита, сестра погибшей в одном из самолетов Лены Киселевой. – Все уже забыли о нашей беде…»

Елене Киселевой из Люберецкого района Московской области было 25 лет. Со своим мужем Андреем она собиралась отметить первую годовщину свадьбы на море. Андрей уехал раньше жены. Лена собиралась присоединиться к нему позже. Она вылетела в Сочи во вторник, 24 августа.

«Когда мама ездила в Ростов на опознание сестры, ей от авиакомпании «Сибирь» выплатили 50 тыс. рублей, – рассказала Рита. – А после похорон к нам приходили работники соцзащиты и вручили 118 тыс. от губернатора Подмосковья Громова. Но мы слышали по телевизору, что федеральные власти обещали еще 100 тысяч».

Сразу после окончания траура Андрею Киселеву на мобильный телефон стали звонить чиновники из Ростова-на-Дону: приглашали приехать и получить компенсацию от правительства РФ. Но вдовец отказался – возвращаться на место гибели жены не было ни сил, ни желания. Деньги потом вроде бы перевели в Москву. Но куда – неизвестно.

«Я обращалась в комитет соцзащиты Московской области, во многие другие госучреждения, – говорит Рита. – Никто ничего не знает». По словам Риты, с чего бы разговор ни начинался, выруливал он всегда в одну сторону: «Звоните сами. Президенту». И заканчивались поиски правды тоже схоже. Циничным: «После ваших самолетов уже и «Рижская» была, и Беслан…».

«Все понимаем и я, и мама. Кому, как не нам, понять, – сетует Рита. – Но разве нужно сравнивать масштабы горя. Горе – оно ведь всегда горе, как ни крути. А про наши самолеты все уже забыли. Как будто и не было этих смертей».

После этого телефонного звонка из Подмосковья мы подняли все августовские записи в своих журналистских блокнотах. И связались с теми, кто в конце прошедшего трагического лета рассказывал нам о своем несчастье, о погибших любимых, и спросили их о компенсациях.

«Нам выплатили только «местные» деньги и еще с Олиной работы материально помогли, – рассказала «НИ» жительница села Чайковского Пермской области Людмила Анатольевна, мама погибшей во взорванном Ту-154 Ольги Гусевой. Женщина сообщила, что никаких денег от правительства их семья не получала. Их семья – это сама Людмила Анатольевна, пенсионерка, да Димка, пятилетний сын Оли. – Нам эти деньги очень нужны. А пока так и живем. Ревем, но живем».

Зачастую помощь государства ограничивается громкими обещаниями и подчеркнутой демонстрацией скорби.
shadow Семья погибшей 19-летней северодвинки Ирины Щербович также получила помощь только от местных властей. А от российского правительства – нет. Но пробовала. Многочисленные попытки только запутали и без того непростую ситуацию. Как рассказал отец Ирины, где-то ему отвечали, что должно пройти полгода – наследственный срок (с чего вдруг?). Где-то попросту разводили руками – не знаем, мол. Сестра Ирины, Саша Щербович, живет в Москве. Родители резонно посчитали, что в столице дочь уж точно отыщет правду.

«Куда там, – только и вздохнула Саша. – Эта попытка была хуже пытки: в который раз объяснять, кто ты, кем доводишься, кто погиб, как погиб и где. Самое обидно, что я так ничего вразумительного и не узнала».

За комментариями «НИ» обратились в Министерство здравоохранения и социального развития РФ. Именно это ведомство было назначено федеральным правительством ответственным за выплаты единовременной помощи семьям погибших в террористических авиакатастрофах Ту-143 и Ту-154. Официальный редакционный запрос блуждал по коридорам министерства всю рабочую неделю: от чиновника к чиновнику. Ответа нет до сих пор. Однако один из служащих Минздрава в неофициальной беседе помог прояснить ситуацию.

«Средства для родственников погибших к нам еще из Минфина не поступали, – рассказал собеседник «НИ». – И никто из пострадавших эти деньги, естественно, не получил. Сейчас еще только уточняются списки тех, кто будет получать эти выплаты. Дело в том, что этот теракт – самый сложный из всех, случавшихся ранее. Да и среди родственников нередко получается путаница. К примеру, у погибшего была первая жена с ребенком. Она претендует на получение компенсации. И была вторая жена. Тоже с ребенком. Она также желает получить деньги».

В завершение разговора собеседник «НИ» сообщил, что недавно правительство РФ решило внести изменения в свое первоначальное постановление. Суть нововведений в том, что все положенные семьям погибших средства будут направлены в органы соцзащиты по месту жительства родственников. А уже на местах люди смогут получить эти компенсации. Оставили «закрепленными» за Минздравом РФ только иностранных граждан. Но как скоро будут внесены эти изменения, а главное, когда люди смогут получить деньги за смерть своих близких, в ведомстве не знают.


ЧТО И КАК ЗАПЛАТИЛИ ЗА ТЕРАКТ В США

Финансовые компенсации родственникам жертв терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября составили в среднем 1,6 млн. долларов на человека. Эти деньги не облагались налогом и не были связаны с другими видами компенсационных выплат, такими, как страхование жизни и пенсионное страхование. В целом на выплату компенсаций родственникам жертв было выделено примерно 6 млрд. долларов. Однако получившие компенсации должны были отказаться от каких-либо судебных исков к правительству по факту гибели своего родственника.

ЖЕРТВЫ «НОРД-ОСТА» ТОЖЕ НЕ ЗНАЮТ, КУДА ДЕЛИСЬ ДЕНЬГИ

«За юридической помощью ко мне обратились около 200 пострадавших в результате теракта в Театральном центре на Дубровке, – сказал «НИ» адвокат Игорь Трунов. – Был подан 81 иск к правительству Москвы и департаменту финансов города. Когда стало понятно, что моральную компенсацию никто выдавать не собирается, а материальные претензии удовлетворяют в минимальном объеме, многие не захотели терять время, силы, нервы и забрали иски. Один из примеров странных решений суда – история семьи Фроловых. Двое детей остались сиротами, живут у дедушки с бабушкой. После долгих судебных разбирательств детям присудили по 246 рублей пожизненной пенсии по утрате кормильца. Понятно, как такой вердикт повлиял на остальных. Сейчас уже получают компенсации 38 человек. Самая маленькая – эти самые 246 рублей. Самая большая – 8700 рублей. Кроме того, 59 человек обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека. Все жалобы объединены в один иск, который называется «Чернецова и другие против России». Пострадавшие в результате теракта в «Норд-Осте» считают, что Тверской районный суд и Московский городской суд не были независимы и беспристрастны при рассмотрении исков заявителей».

Сами родственники погибших в «Норд-Осте» говорят, что с компенсациями до сих не все понятно.

«Нам единовременно выплатили 100 тыс. рублей за гибель сына, – рассказала «НИ» Татьяна Карпова. – Больше нам ничего не давали. Даже обещанных «похоронных» денег мы не видели. Правительство Москвы выделило по 14 тыс. рублей на каждого погибшего. Но на руки эти деньги не выдавались, их перечислили на счет фирмы по оказанию ритуальных услуг. Там уже предлагали гробы и венки. Но гробы было фанерные, они даже не гвоздями были сбиты, а скреплены степлером. Они не выдерживали веса человеческого тела. Кроме того, они были маленькие. Погибший сын Зои Чернецовой был достаточно крупным, и, когда она попросила гроб побольше, ей сказали, что она может взять два гроба. В результате мы подсчитали, что в среднем фирма потратила около 8 тыс. рублей на одного покойника. А где остальные деньги – до сих пор непонятно».

Алексей ТЕРЕХОВ

Учительский комитет в Беслане обвиняют в неправильном распределении денег
Бывшие заложники бесланской школы не хотят возвращаться домой

Опубликовано в номере «НИ» от 25 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: