Главная / Газета 18 Октября 2004 г. 00:00 / Происшествия

Из тюрьмы в тюрьму

Вместо колонии-поселения бывшего офицера ФСБ Трепашкина отправили в следственный изолятор

АЛЕКСЕЙ ТЕРЕХОВ

В конце минувшей недели исполнительный директор общероссийского общественного движения «За права человека» Лев Пономарев потребовал от начальника Главного управления исполнения наказаний Минюста РФ Владимира Ялунина освободить бывшего офицера ФСБ, а ныне адвоката Михаила Трепашкина из следственного изолятора Волоколамска. По решению суда он должен отбывать наказание в колонии-поселении, однако почему-то оказался в СИЗО.

shadow
«19 мая 2004 года адвокат Михаил Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом и приговорен к 4 годам колонии-поселения. 9 сентября приговор вступил в законную силу, – говорится в обращении Пономарева «О беспрецедентном нарушении прав адвоката Михаила Трепашкина».– Однако, вместо направления Трепашкина в колонию-поселение его из следственного изолятора 77/1 Москвы «Матросская Тишина» перевели в следственный изолятор Волоколамска. Никаких правовых оснований для помещения Трепашкина в следственный изолятор в настоящее время не имеется».

Как рассказал «Новым Известиям» адвокат Трепашкина Валерий Глушенков, 9 октября его подзащитного должны были отправить в колонию-поселение. «Однако когда мы пришли в канцелярию следственного изолятора «Матросская Тишина», нам сказали, что Трепашкина увезли, а куда, не знают, – сообщил Глушенков. – Только через четыре дня нам удалось выяснить, что его поместили в изолятор в Волоколамске. Это было сделано с нарушением российского законодательства».

«Нас никто не поставил в известность, что Трепашкина переведут в другой изолятор, – рассказала «НИ» другой его адвокат, Елена Липцер. – Никаких законных оснований для содержания под стражей нет. Более того, на начальника следственного изолятора можно подать в суд за незаконное удержание под стражей. И я думаю, что Трепашкин уже подготовил нечто подобное. Мы также не знаем, кто приказал перевести его в изолятор Волоколамска. Так как никаких документов нет, можно только догадываться. Это могло произойти как по приказу кого-то из ГУИНа, так и по указанию из других структур».

Адвокаты Трепашкина также не исключают, что его перевели по настоянию Дмитровского суда Московской области, где Трепашкина ждет еще одно судебное разбирательство. 22 октября 2003 года на 47-м км Дмитровского шоссе сотрудники ДПС обнаружили под задним сиденьем его автомобиля сумку с пистолетом Макарова. Бывший полковник ФСБ утверждает, что оружие ему подбросили. Однако ему было предъявлено обвинение по статье 222 УК РФ («незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»). Дмитровский суд должен был рассмотреть это дело еще летом этого года, но его отложили.

«Это дело уже фактически рассыпалось. Я надеюсь, что нам удастся доказать невиновность Трепашкина, – сказал «НИ» Валерий Глушенков. – Мы уже установили, что пистолет был изъят федеральными войсками на таможенном пункте в Грозном в 1996 году. В то время нашего подзащитного там не было, зато в командировке находились подопечные офицера ФСБ Виктора Шебалина. А он больше всех заинтересован, чтобы Трепашкин сидел за решеткой. Но все равно мы не понимаем, зачем его надо было переводить в СИЗО. В суд его могли вызвать по повестке. Тем более пока неизвестно, когда состоится судебное разбирательство. Может, на этой неделе, а может, и через месяц. В любом случае мы будем добиваться перевода в колонию-поселение, ведь там условия намного лояльней, чем в СИЗО. Там нет охраны, свободное посещение. Главное, чтобы администрация знала, где ты находишься».


ЗА ЧТО БЫЛ ОСУЖДЕН ТРЕПАШКИН

Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело против Михаила Трепашкина в мае 2002 года, после проведенного обыска у него дома. Тогда следователи нашли больше 20 разнокалиберных патронов, в том числе один охотничий. Ему было предъявлено обвинение по статье 222 УК РФ («незаконное хранение боеприпасов»). В октябре 2002 года к делу добавился эпизод о разглашении гостайны. Следствие утверждает, что, не имея на то веских причин, Трепашкин после своего увольнения из органов госбезопасности передал полковнику ФСБ Виктору Шебалину ряд документов, содержащих гостайну. Однако, по словам адвокатов Трепашкина, это была справка, лично подготовленная их подзащитным на одного из террористов, который участвовал в захвате заложников на мюзикле «Норд-Ост» в октябре 2002 года. Эта справка должна была дойти при помощи Шебалина до Управления собственной безопасности ФСБ. 19 мая Московский окружной военный суд признал Михаила Трепашкина виновным в нарушении статьи 283 УК РФ («разглашение гостайны без признаков госизмены»), нарушении ч. 1 статьи 222 УК РФ («незаконное хранение боеприпасов») и приговорен к четырем годам колонии-поселения. Защита и друзья Трепашкина утверждают, что его преследование объясняется исключительно политическими мотивами. Он входил в Общественную комиссию по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске, активно выступал против действующей власти. Накануне ареста он утверждал, что к этим терактам причастны действующие сотрудники ФСБ.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: