Главная / Газета 8 Октября 2004 г. 00:00 / Происшествия

Суд, который боялся сам себя

На процессе Пичугина усиливаются меры секретности

НИКОЛАЙ ФОМИН

Страсти вокруг судебного процесса по делу бывшего начальника отдела службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина накаляются от заседания к заседанию. Создается впечатление, что в Москве судят то ли самого страшного маньяка столетия, то ли самого главного террориста страны.

С тех пор как дело Пичугина попало в суд, на него наложили гриф секретности, а с началом слушаний здание суда охраняется чуть ли не полком спецназа Министерства юстиции. Для полноты картины разве что танков не хватает. Трудно поверить, что все предпринимается ради одного человека, который за несколько месяцев содержания под стражей потерял 32 кг и за здоровье которого сейчас сильно опасаются врачи.

Впрочем, наблюдатели давно говорят, что проблема не в Пичугине, а в прокуратуре, которая, очевидно, и сама видит слабость своих позиций в суде. Так, сенсацией первого заседания, состоявшегося в минувший понедельник, стало выступление одного из свидетелей обвинения против прокуратуры. Сергей Колесов, в покушении на убийство которого обвиняется Пичугин, назвал версию обвинения «очень предположительной». По его словам, ни сценарий покушения, ни мотивы, которые прокуратура приписывает Пичугину, мало похожи на действительность.

Несмотря на режим секретности, довлеющий над процессом, информация о неудаче обвинения с Колесовым тут же стала достоянием общественности. Это, конечно, не могло не расстроить прокуратуру. Скорее всего, подобного же фиаско следовало ожидать и в четверг, когда в суд была вызвана еще одна свидетельница, Ольга Костина, на которую Пичугин тоже как будто покушался.

Известно, что Костина даже пыталась изо всех сил сотрудничать с обвинением, а потому, по одной ей известным мотивам, несколько раз в течение следствия меняла свои показания. Так, изначально она утверждала, что во взрыве, прозвучавшем шесть лет назад на лестничной клетке возле двери в квартиру ее родителей, может быть виновата пресс-служба московской мэрии. Более того, в 98-м году она сама отрицала какую-либо вероятность того, что в ее неприятностях виноват ЮКОС или кто-то из сотрудников компании. С самим же Пичугиным ни тогда, ни сейчас она не знакома. Теперь же, как известно, по мнению Костиной, следы взрыва вдруг стали вести к руководству ЮКОСа. Но опять же не поймешь, то ли кто-то к ней приставал, то ли кто-то хотел, чтоб она оказала ЮКОСу какие-то услуги в мэрии. Правда, так и остается не ясно, при чем тут Пичугин. Никаких доказательств, на основании которых можно было бы его обвинить, у Костиной все равно нет. Таким образом, мог полностью повториться понедельничный конфуз, когда становится очевидно, что свидетели мало чем могут помочь обвинению.

Видимо, чтобы у прокуратуры не было повода в очередной раз краснеть за плохо подготовленное дело, суд и пошел ей навстречу в очередной раз, напомнив участникам процесса о секретности.




Суд по делу Пичугина преподносит прокуратуре неприятные сюрпризы

Опубликовано в номере «НИ» от 8 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: