Главная / Газета 20 Сентября 2004 г. 00:00 / Происшествия

Простим террориста?

ВАЛЕРИЙ ЯКОВ

Ульяновская комиссия по помилованию, приняв решение о досрочном освобождении скандально известного полковника, оказала президенту России медвежью услугу. Теперь Владимиру Путину предстоит сделать нелегкий выбор, который неизбежно отразится на авторитете власти. Если прошение будет отклонено, президента осудят национал-патриоты, и прежде всего – из числа силовиков. Если Путин Буданова помилует – это вызовет негативную реакцию на Кавказе и спровоцирует резкий всплеск насилия. Во всех случаях решение президента станет политическим ориентиром для страны и наглядно продемонстрирует, что ожидает Россию после Беслана – либо торжество Закона, перед которым все равны, либо разгул беззакония.

Одной ногой уже на свободе…
Одной ногой уже на свободе…
shadow
Трагические события последнего времени вызывают обостренное внимание общества к любой теме, имеющей отношение к насилию и террору. Бесланская трагедия словно пробудила страну от летаргического сна, и беспечные сограждане пришли в тихий ужас, почувствовав полную незащищенность перед ползучим террором, который может вздыбиться практически в любом месте. Сограждане уже готовы теснее сплотить свои ряды, чтобы не прозевать коварного врага, уже согласны отказаться от части своих прав и свобод, если только это поможет в борьбе с наступающим агрессором, который, по утверждению наших государственных мужей, объявил России войну. Проблема лишь в том, что, очерчивая облик этого агрессора, госмужи все время путаются в критериях и стандартах, смущая своей неясной ориентацией доверчивую страну. История полковника Буданова – ярчайший тому пример.

Напомним в двух словах о «героических» деяниях бывшего полковника, благодаря которым он и оказался за решеткой. В марте 2000 года командир танкового полка Буданов (непосредственный подчиненный генерала Шаманова), воюя в Чечне, лично, с участием своих бойцов, похитил из дома 18-летнюю девушку Эльзу Кунгаеву.

Лично в собственном вагончике на территории полка над ней издевался, изнасиловал (по данным предварительного следствия) и лично задушил. А затем приказал солдатам отвезти в лес и закопать.

До этого гражданин Буданов отличился и на командирском поприще, бросив гранату в палатку к офицерам, которые не навели в палатке должный порядок. Или избив до полусмерти лейтенанта, который не стал стрелять по мирному селу разрывными снарядами, чего от него требовал пьяный комполка.

Во время бесконечно долгого судебного процесса на подобные мелкие художества бравого вояки суд не стал обращать серьезного внимания. Были в конечном итоге закрыты глаза и на тему изнасилования. Лишь по факту убийства полковника оправдать не удалось. Не спасли даже многочисленные медицинские экспертизы, доказывающие возможную невменяемость командира полка. В июле прошлого года гражданин Буданов был приговорен к 10 годам заключения, лишению воинского звания и государственных наград. Казалось – справедливость восторжествовала. Но это только казалось.

Уже вскоре заключенного Буданова переводят в Ульяновскую колонию, под крыло его бывшего командира, а ныне губернатора Ульяновской области генерала Шаманова. Буданов становится вип-зеком, который пользуется покровительством самого губернатора. Его обеспечивают максимальным комфортом и свободой, которые только возможны в условиях подобного заключения. Одновременно в Москве приобретается квартира и готовится место для работы в службе безопасности одного из банков. Уголовника и убийцу, опорочившего свои офицерские погоны, окружают такой заботой, о которой на свободе могут лишь мечтать тысячи офицеров, честно отдающих долг Отечеству.

Буданова помиловали после Беслана. И это уже не просто факт проявления заботы со стороны Шаманова и подобных ему национал-силовиков по отношению к засветившемуся коллеге. Это поддержка безграничного насилия под прикрытием власти. Ведь полковник Буданов в своем преступлении мало чем отличается от террориста по кличке Полковник. Разница лишь в масштабе трагедии. Но суть одна. Бандит по кличке Полковник со своими головорезами приехал в мирный городок, захватил ни в чем не повинных детей, загнал их в здание школы, измывался над ними и в конечном итоге убил. Сегодня не только в нашей стране, но и во всем мире вряд ли удастся найти нормального человека, который бы не осудил злодеяние Полковника и не испытал сочувствие к жертвам этой трагедии. При этом совершенно никого не волнует национальность погибших и пострадавших детей. Они – жертвы насилия. И это самое главное.

В другой ситуации по сути бандит, но в звании полковник тоже приезжает в мирное село, тоже с участием вооруженных бойцов врывается в жилой дом, на глазах у перепуганных детей захватывает вчерашнюю школьницу, закатывает ее в ковер, увозит с собой, измывается, насилует и убивает. Если бы эта страшная история произошла во Владимирской области, Ивановской, Московской… или в той же Северной Осетии – бандит в звании полковника вызвал бы такое же негодование, как террорист Полковник. Но история случилась в Чечне. И задушенной девочке не повезло с национальностью – она чеченка. Значит – жертва второго сорта. А для многих в этой стране и вовсе не жертва. По крайней мере для всех тех, кто так печется о судьбе убийцы и насильника.

У семьи Кунгаевых на память о дочери и сестре остались только фотографии: Эльза до убийства и Эльза – после.
shadow Не думаю, что этот головорез заслуживал бы такого общественного внимания, не будь его история своеобразным камертоном. Для власти, которая декларирует строительство правового государства, будановщина значительно страшнее и разрушительнее по своей сути, чем откровенный терроризм. Страшнее уже одним тем, что раскалывает общество, насаждает нацизм, провоцирует насилие и подрывает доверие к государству. Бандит в форме российского полковника на территории мирного села посреди войны воспринимался не просто как бандит. Он в этом селе представлял государство. Ему доверено защищать мирных людей от боевиков, террористов и насильников. Но когда такой «полковник» сам выступает в роли насильника, он порочит не только свое звание. Он порочит само государство. И у государства есть только один выход, если оно, конечно, дорожит своей репутацией, – осудить убийцу по самой максимальной шкале. А государство умеет это делать. Достаточно вспомнить историю террористки Мужахоевой. Единственной из шахидок, которая не стала взрывать свою бомбу, пошла на сотрудничество со спецслужбами, выдала целое террористическое подполье и в конечном итоге была осуждена на 20 лет. Террорист по фамилии Буданов довел свое преступление до конца, измывался над жертвой, убил, на следствии изворачивался, прикидываясь невменяемым, но получил всего 10 лет. И год спустя – помилован. Чем государство руководствуется на этот раз? Национальным моментом?

Пример полковника Буданова вдохновил в Чечне многих террористов в погонах. Это уже после его «подвига» банда спецназовца Ульмана расстреляла группу мирных граждан и затем сожгла их вместе с машиной. В числе убитых были директор школы и завуч... Совсем как в Беслане. Банду судили. Оправдали. И выпустили из зала суда. Видимо, потому, что их жертвы были жертвами второго сорта – чеченцами.

Еще один пример будановщины – банда лейтенанта Аракчеева захватывает и расстреливает трех строителей. Расстреливает просто так, от скуки и пьянки. Банду судят. Оправдывают. И освобождают в зале суда. Несложно догадаться, что убитые тоже были жертвами второго сорта – чеченцами. О них забыли. Про компенсации семьям даже речи не заходило. Заботой окружили лишь освобожденных убийц. Тех самых, которые в форме спецназа – как Ульман, в форме внутренних войск – как Аракчеев, представляли государство. А вели себя как террористы. Сегодня они на воле. Прощенные властью, которую опорочили. Символизирующие террор с государственным лицом. И безнаказанность за убийство.

Шамановщина, ставшая на защиту насильников и убийц по национальному признаку и подсунувшая сегодня президенту дело Буданова, все заметнее набирает силу. Все активнее раскачивает страну, деля ее на своих, которым позволено все, и на чужих – с которыми можно творить все что угодно. Шамановщина опасней Бен Ладена, потому что она активней, чем призрачный бородач, загоняет своими будановыми, ульманами и аракчеевыми десятки молодых людей в банды к Басаеву. И множит ряды шахидок. И раздувает пламя ненависти.

Шамановщина загоняет в угол общество, загоняет президента, обрекая его и каждого из нас на публичный выбор, от которого во многом будет зависеть жизнь России после Беслана. Либо мы будем жить в единой стране, по единым законам и без жертв любого сорта. Либо страной будет править террор. В погонах и без.



Убийца без гражданства

Опубликовано в номере «НИ» от 20 сентября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: