Главная / Газета 10 Сентября 2004 г. 00:00 / Происшествия

«Такого мы не видели даже в Чечне»

Ростовские медики живут в реанимации – вместе с ранеными из Беслана

ИРИНА АРОЯН, Ростовская область (фото автора)

Врачи детской областной больницы в Ростове были в числе первых, кто откликнулся на трагедию Беслана. Уже через день после захвата заложников был подготовлен спецавиарейс из донской столицы в Северную Осетию, но помешала гроза. Во Владикавказ 12 ростовских врачей попали только утром в субботу, 4 сентября.

Десятилетнюю Кристину Хаблиеву скоро выпишут.
Десятилетнюю Кристину Хаблиеву скоро выпишут.
shadow
«Это не поддается никакому описанию, – рассказывает «НИ» заведующий реанимационным отделением детской областной больницы Ростова Федор Шаршов. – Такого числа искалеченных людей, а тем более детей, мы до сих пор не видели. Больница Владикавказа была буквально забита ранеными. Окровавленные тела лежали повсюду – в палатах, коридорах, на лестнице. Мы выбрали одиннадцать самых тяжелых детей, нуждающихся в серьезных операциях, чтобы забрать в Ростов. Конечно, учитывали, смогут ли они выдержать транспортировку».

В Ростов прибыли поздно вечером. В аэропорту их встречали одиннадцать карет «скорой помощи» – по одной на каждого ребенка. Первое испытание ждало ростовских медиков уже в пути. В одну из машин «скорой» со встречной полосы врезались «Жигули», за рулем которых сидел пьяный водитель. От удара автомобиль с красными крестами развернуло на 180 градусов. Только благодаря реакции сопровождающего врача десятилетняя Фатима Дзгоева не пострадала – реаниматолог детской областной больницы Владимир Васильев успел схватить девочку на руки.

«Троих ребятишек с сильными ожогами мы сразу направили в ожоговый центр ростовской больницы № 20, – продолжает Федор Шаршов, – остальных поместили к нам в реанимацию и той же ночью сделали три операции. Десятилетней Кристине Хаблиевой извлекли из головы крупный осколок. Сейчас девочка идет на поправку и, надеемся, вскоре отправится домой. В ближайшие дни к ней приедут родители – все это время они искали дочку и вот наконец нашли».

Остальные чувствуют себя хуже Кристины. Некоторые до сих пор не пришли в сознание. «У детей серьезные минно-взрывные травмы, осколочно-проникающие ранения головы, брюшной полости, конечностей, – говорит Федор Геннадьевич. – Извлечь из головы мелкие осколки порой просто невозможно. Ситуация, безусловно, критическая, но наши врачи делают все, чтобы спасти детишек».

Ростовские врачи буквально живут в реанимации – уходят домой только для того, чтобы переодеться, и снова бегут назад. Врач-реаниматолог Галина Ядрышкина немало повидала на своем веку – десять лет работы в реанимации, практика в Грозном во времена дудаевского переворота. «Мне уже приходилось видеть осколочные ранения у детей, – признается она. – Когда российские войска ушли из Грозного, в городе царил полный хаос, мальчишки пробирались на военные склады и там подрывались на минах. Но такого ужаса, как сейчас, я не встречала». В глазах врача – слезы, говорить она просто не может.

К лежащим в палате то и дело подходят врачи и медсестры: ставят капельницы, проверяют работу оборудования, просто гладят ребят по голове. У всех ребятишек на подушке лежит маленькая иконка и крестик. «В больницу звонят горожане, предлагают любую помощь, спрашивают, можно ли принести детям еду, – рассказывает медсестра, – но мы отказываемся. Почти все наши пациенты из Беслана пока на искусственном питании, лишь нескольким разрешили давать кефир».

Но люди все равно идут в больницу и несут домашнее – освященный в церкви мед, фрукты, соки, теплые носки. Одна женщина принесла собственноручно вышитую икону и подарила родным этих ребятишек – их поселили в той же больнице, в хирургическом отделении. В большинстве своем это тети, дяди, бабушки. Гораздо реже – родители. Ведь многие родители учеников погибли под завалами школы, другие в эти дни хоронят близких.

Для Фатимы Дзгоевой ростовчанка вышила икону.
shadow К десятилетней Фатиме Дзгоевой приехала тетя Лана. Мама с папой остались в Беслане хоронить ее маленькую сестричку. Ее ровесника навестила тетя – мама, по всей видимости, погибла. Хотя тело женщины до сих пор не найдено, и близкие надеются: вдруг жива… Женщина, приехавшая в Ростов навестить племянника, рассказала медикам, что ее муж, преподаватель физкультуры той самой школы № 1 в Беслане, тоже был в числе заложников и чудом остался жив. Когда, весь окровавленный, он пришел домой и жена сняла с него брюки, чтобы постирать, тот закричал: «Подожди, не трогай». Трясущимися руками схватил брюки и вытащил из кармана завядший листок платана. «Это мне дети там передали, – рыдая, произнес он. – Когда нечего было пить, малыши протянули мне этот листочек и сказали: «Пожуйте, там внутри вода, пить будет хотеться меньше».

На моих глазах родственников больных ребятишек вызвали в кабинет к главврачу, чтобы вручить им по 100 тыс. рублей и мобильному телефону – благотворительную помощь двух ростовских компаний. «Мне не нужны деньги, – отказался отец Марьямы Симонян. – Главное, чтобы моя доченька выздоровела». Когда я уходила из больницы, родные детишек протянули мне плитку шоколада: «Съешьте за здоровье наших деток. Даст Бог – поправятся».

Опубликовано в номере «НИ» от 10 сентября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: