Главная / Газета 9 Сентября 2004 г. 00:00 / Происшествия

Прокурорская правда

Владимир Устинов отчитался о проделанной в Беслане работе

АЛЕКСАНДР БОГОМОЛОВ

Вчера генеральный прокурор России Владимир Устинов докладывал президенту Путину о первых итогах расследования теракта в школе Беслана. Ничего принципиально нового генпрокурор не сказал, зато опроверг несколько версий, свидетельствовавших о халатности или даже пособничестве террористам со стороны силовиков. А с названными г-ном Устиновым цифрами и вовсе вышла какая-то путаница.

«Картина следующим образом складывается: непосредственно перед атакой на школу банда была собрана вблизи одного из населенных пунктов в лесу, по подсчетам задержанного Кулаева, это порядка 30 человек, из них были две женщины, – сообщил президенту генпрокурор. – На трех автомобилях – «ГАЗ-66», «УАЗ» и «ВАЗ-2110» – террористы направились в сторону Беслана, куда прибыли рано утром. В частности, еще перед прибытием было столкновение с участковым. Они прибыли в Беслан, заехали во двор школы, где по команде их главаря по прозвищу Полковник они вылезли из машин, окружили находящихся там школьников и взрослых. В дальнейшем по команде так называемого Полковника были перенесены оружие, взрывчатые вещества, которые террористы привезли с собой на этих автомобилях».

Таким образом, ссылаясь на вызывающие много вопросов показания задержанного по подозрению в совершении теракта Нурпаши Кулаева, Владимир Устинов разом опроверг версию, согласно которой оружие и боеприпасы боевики завезли в школу заранее. При таком раскладе выходило, что правоохранительные органы и спецслужбы террористов попросту проспали.

Затем Устинов объяснил главе государства, почему в школе начались взрывы. Выяснилось, что случайно. «Минирование (школы. – «НИ») производили три человека – этот главарь и еще два его пособника. Минирование производилось со знанием инженерных вопросов, о чем свидетельствует огромная площадь, которую они заминировали. По прошествии двух дней, когда они начали переделывать взрывную систему – они меняли ее по каким-то своим соображениям, – у них произошел взрыв, после чего началась паника внутри. Многие заложники пытались убежать, боевики открыли огонь».

Еще Владимир Устинов говорил о цифрах, фактически признав, что первые дни после захвата заложников школы местные власти откровенно врали. «По нашим данным, в заложниках находились более 1200 человек», – сказал генпрокурор. Напомним, что на второй день трагедии представители правительства Северной Осетии утверждали, что в школе всего лишь около 350 человек, в три раза уменьшив реальное количество заложников. «Все ясно, вы уже похоронили наших детей», – кричали им тогда люди, собравшиеся на площади у бесланского Дома культуры.

«Прошли и проходят лечение 727 человек. Установлено на сегодняшний день 326 погибших, из которых 210 опознаны, – сказал генпрокурор и добавил: – Установлены 32 фрагмента тел. Эксперты сейчас работают над данным вопросом». Здесь возникает логичный вопрос: если в школе было более 1200 заложников, медицинскую помощь получили 727 из них (а в больницы были доставлены практически все, кто выбрался из школы живым), а 326 человек погибли, куда делись еще 150 человек? Они пропали без вести (что вполне вероятно) или их сразу же после штурма унесли (увели) домой близкие (в это не очень верится)? Так или иначе, но о судьбе этих людей генпрокурор не упомянул.


Тела погибших в Беслане будут опознавать в Ростове

Идентификацию неопознанных тел погибших в результате захвата заложников в Беслане проведут, скорее всего, в Ростове, в знаменитой 124-й Центральной лаборатории медико-криминалистической идентификации Минобороны России. Сейчас во Владикавказе все еще находятся 107 неопознанных тел. Как заявляют судебные эксперты, для установления их личностей необходимо провести анализ ДНК. Как известно, крупнейшая лаборатория по проведению генетических экспертиз находится в Ростове. За время первой и второй чеченских кампаний здесь накоплен бесценный опыт подобных исследований, на счету специалистов этой лаборатории сотни погибших российских солдат, которым они вернули имена.

Сейчас, по словам начальника лаборатории полковника медицинской службы Анатолия Волкова, его сотрудники находятся в Беслане и предлагают родным, разыскивающим своих близких, сдать для проведения экспертиз так называемые биоматериалы – пробы крови и тканей. Однако, как заметил Волков, окончательно место экспертизы еще не определено. Решение должен принять заместитель генерального прокурора России по Южному федеральному округу Сергей Фридинский. Ведь еще одна подобная лаборатория есть в Москве.

Вячеслав ЯРОШЕНКО, Ростов-на-Дону.

Опубликовано в номере «НИ» от 9 сентября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: