Главная / Газета 8 Сентября 2004 г. 00:00 / Происшествия

«Слава богу, хоть жив остался»

В московские больницы поступают дети из Беслана

ИРИНА МАСТЫКИНА

Вчера в 9-й московской клинической больнице им. Сперанского посторонних было гораздо больше, чем родственников пострадавших в бесланском аду детей. Все, кто приходил сюда, доставали из кошельков деньги и неловко протягивали их матерям, сидящим в коридоре хирургического отделения. Тут же, на лавке, стояло восемь громадных пакетов, доверху набитых игрушками. По одному на каждого раненого ребенка.

Москвичи все несут и несут подарки детям Северной Осетии.
Москвичи все несут и несут подарки детям Северной Осетии.
shadow
Вчера их было уже восемь: пять мальчиков и три девочки в возрасте от 1,8 месяцев до 14 лет. Четверо – с обширными ожогами, остальные – с огнестрельными ранениями головы, шеи, живота с повреждением внутренних органов.

«Меня среди заложников не было, – рассказывает «Новым Известиям» Роза Бекоева. – Дочь, 12-летняя Алина, пошла на первый звонок со старшим братом Зауром. Когда показались люди в масках, сын подумал, что снимают кино. Потом понял, что случилось, и опрометью помчался внутрь школы – к телефону. Он уже почти набрал номер милиции и вдруг вспомнил про сестру, стал искать ее в толпе. Тут перед Зауром возник террорист и оттолкнул его от телефона прикладом автомата».

Потом всех загнали в спортзал. Алина с Зауром оказались не рядом, но постоянно поддерживали друг друга взглядами. Когда прогремел первый взрыв, Заур вскочил на окно, хотел было спрыгнуть, но тут опять оглянулся и стал искать глазами Алину. Если бы не замешкался, то наверняка бы спасся. А так его вынесло наружу второй взрывной волной. Он тоже сейчас ранен, лежит во Владикавказе. А Алина здесь, в Москве. Ее, можно сказать, чудом спасли. Она была тяжело ранена, лежала без сознания на полу. И когда в спортзал вошли военные, осматривать трупы, сумела-таки приподнять голову. Только благодаря этому ее заметили и вынесли наружу. Сейчас она в тяжелом состоянии.

Всю дорогу в Москву она расспрашивала меня про подруг, про школу, – говорит Роза. – Интересовалась, можно ли в ней будет учиться. Просила меня не отходить от ее носилок. «Так, – говорила, – легче». Вообще она у меня мужественная девочка. Один раз заплакала в спортзале, но брат так закричал на нее, что больше она не раскисала. Все три дня заточения переживала только за брата. За меня, как сказала после освобождения, была совершенно спокойна».

«А мой Дзамбулат 1сентября пошел в первый класс, – рассказывает «НИ» Алиса Бекузарова. – Услышали стрельбу, подумали, салют в честь первоклассников. А когда увидели вооруженных людей в камуфляже, все поняли. В спортзал нас всех загоняли через выбитые окна. Даже старичка-инвалида, который гулял рядом с собачкой, не пожалели.

Видели бы вы, как он преодолевал эти препятствия... Нас в зале набилось столько, что невозможно было даже стоять – ноги негде было поставить, а нас заставляли всех сесть... В первый день давали воду, но доставалась она не всем, только тем, кто сидел с краю. В туалет по необходимости отпускали, но кран в раковине охраняли зорко. Я заметила, что некоторые бандиты иногда потихоньку подкидывали детям бутылки с водой. Сердобольные попались.

Дзамбулат – очень общительный мальчик. Говорит не умолкая. Как радио. Поэтому я все три дня молилась Богу, чтобы сын не спросил террористов про оружие или маски. Но он до того напугался, что говорить вообще не мог. Все три дня молчал. Только однажды спросил: «Мама, а Казбека так же встречали в школе, когда он пошел в первый класс?» Не выпил за эти дни ни одного глотка воды и ни разу не помочился. Боялся, что пристрелят. И все три дня спал. Правда, очень чутко. Свет в зале моргнет – он сразу ко мне прижимается. А от выстрелов и взрывов закрывал руками глаза и уши и трясся как осиновый лист.

Нам, можно сказать, повезло. Мы с сыном сидели у двери в спортзал. Когда ее выбило взрывом, я Дзамбулата выбросила в проем, а сама стала пробираться наружу через парты, которыми дверь была забаррикадирована. У сына вот теперь сильные ожоги тела, у меня – руки. Слава богу, что хоть жив остался. Сегодня я его буду крестить. Вот уже и батюшка пришел».

Вчера мы сумели поговорить с еще одной молодой женщиной – Мадиной Караевой. Она выглядела очень мужественной, несмотря на то, что ее 1,8-месячный сын Азамат получил серьезнейшее огнестрельное ранение в живот. Одну операцию ему уже сделали во Владикавказе. Другие предстоит перенести в Москве.

«1 сентября Азамат гулял по Беслану с няней, – рассказывает Мадина. – Ну, он и потащил ее на школьную линейку, где много детей. Вместе с другими грудными детьми террористы сына не отпустили. Он у нас рослый... И все три дня он провел вместе со всеми. Плакал ли? Не знаю. Я вообще не знаю никаких подробностей его пребывания в заложниках. После того, как его вынес на руках спецназовец, для меня самым важным стало его здоровье. Мне сказали только, что он вел себя достойно. Сейчас у него два ранения – пулевое и осколочное, и он в очень тяжелом состоянии...»


ПОМОЖЕМ ЖЕРТВАМ ТЕРАКТА

Созданный в Москве Фонд помощи заложникам и жертвам терактов, президентом которого является известный актер Владимир Этуш, начинает оказывать материальную поддержку детям, пострадавшим в Беслане, а также семьям учителей, спасателей МЧС и сотрудников спецподразделений, погибших при освобождении заложников. Помощь будет адресной, то есть деньги пойдут напрямую людям. В том числе и родственникам детишек, которые содержатся сейчас в московских клиниках: средства им действительно необходимы. Фонд и редакция газеты «Новые Известия» продолжают собирать информацию о тех, кому поддержка действительно нужна. Для тех, кто хочет оказать содействие работе фонда, сообщаем его координаты:

НО «Фонд поддержки заложников и жертв теракта в Москве»
ИНН 7704246500 КПП 770401001
АКБ «ФИНПРОМБАНК» (ОАО) г.Москва
Р/с 40703810200000000005
К/c 30101810900000000695
БИК 044552695

Контактные телефоны: (095) 745-58-10, (095) 783-06-35

Опубликовано в номере «НИ» от 8 сентября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: