Главная / Газета 30 Августа 2004 г. 00:00 / Происшествия

«В последний момент она сына обняла»

Россия прощается с погибшими в «воздушных» терактах

ГЕРМАН ПЕТЕЛИН, ДМИТРИЙ ХРУПОВ (фото)

Вчера в Волгограде хоронили жертв теракта на самолете Ту-134, разбившегося в Тульской области. Траурные церемонии уже прошли или пройдут в Москве, Сочи, Перми. Но непоправимое людское горе уже утонуло в информационном потоке. Аккуратно причесанные репортажи официальных телеканалов сгладили страшную картину, спрятали грязь и абсурд. Трагедия сведена к очередному милицейскому усилению да к укреплению охраны аэропортов. И лишь жители деревень, случайно оказавшиеся в эпицентре беды, искренне оплакивают погибших, ставших для них «своими».

Город Узловая. После опознания.
Город Узловая. После опознания.
shadow
Пятница, час дня, город Узловая Тульской области. Телеканалы уже показали отъезд родственников погибших и выдали в эфир информацию о том, что все тела опознаны. А я стою возле морга медсанчасти и смотрю, как из старого рефрижератора три парня достают кровавое месиво, кладут его в небрежно сколоченный ящик и обкладывают сухим льдом. За их работой наблюдает милицейский старшина. Рядом бледный, высокий мужчина, в джинсовой куртке. Он едва держится на ногах и старается смотреть в сторону. Но у него это не получается. Бригадир похоронной команды Андрей с большим родимым пятном возле глаза обращается к нему: «Может, еще сухого льда на голову положить?»

Мужчина кивает головой. А потом крышка отказывается плотно прилегать к стенкам ящика, и мастера ритуальных услуг начинают заново что-то перекладывать и трамбовать.

Сладковато-приторный, тошнотворный запах стоит на всю округу. Наконец все закончено.

«Сколько с меня?» – устало спрашивает человек в джинсовке.

«Семьсот», – отвечает Андрей. Но в кошельке оказывается только тысячная купюра.

Женщина-патологоанатом в синеватом халате вдруг высовывается из двери и говорит:

«У нас сейчас машина в Тулу пойдет. Может, вы не сами тело повезете, а с нашей машиной отправите? Там его вам в цинк упакуют».

У колес рефрижератора лежит еще пять ящиков. А с другой стороны морга на крылечке – Любовь. Девушка по имени Любовь, в строгом темном костюме, ошалевшая от четвертой бессонной ночи, курит сигарету. Она с середины девяностых работает в Узловском уголовном розыске и за это время успела насмотреться на сотни трупов. Но такого еще она не видела.

«Тут вчера такой кошмар творился. Родственники кричат, падают в обморок. Мы им показываем личные вещи, а они хотят видеть тело. Я еще в первый день, как только в самолет заглянула, поняла, что работенка адская предстоит нам на этой неделе, – объясняла Люба. – До сих пор у меня перед глазами стоит эта женщина с ребенком. Мальчик еще ничего, а тело матери совсем обезображено. Она, очевидно, в последний момент своего сына обняла, они так и погибли вместе. Потом спасатели никак не могли вырвать мальчика из ее рук».

Этого мальчика звали Сережа Савицкий, ему было 10 лет. Вместе с мамой он летел в Волгоград. Забирали их тела двое мужчин. Тесть и зять. Герман Савицкий и Виктор Никифоров.

«Они приехали в пансионат «Ветеран» на белом «Форде» самыми первыми. На них смотреть было страшно. Даже непонятно было, кому из них нужна больше помощь. Мужу, потерявшему жену и сына, или деду, потерявшему сразу и дочь, и внука, – вспоминает заместитель начальника управления по социальной защите города Узловая Юрий Якунин. Он занимался размещением родственников погибших. – Хорошо, что рядом были психологи. Я не знаю, что они говорили людям. Но знаю, что опознавать погибших можно было только по личным вещам. И когда Герман Савицкий говорил, что у его жены есть особые приметы, которые знает только он один, наши узловские медики отводили глаза и чуть не плакали. Потому что не осталось никаких примет».

На опознание родственников возили небольшими партиями. Но сначала их всех собрали в актовом зале пансионата. Замгубернатора Волгоградской области вышел на сцену и объявил, что есть список регистрации пассажиров на рейс, по которому родственников будут вызывать на опознание. И они ездили в морг, в той же очередности, в какой их близкие садились в последний раз на самолет. Когда настала очередь опознания останков женщины и ребенка, оба мужчины, приехавшие за их телами, не выдержали нервного напряжения. Сломались. К машине их пришлось вести под руки.
Родные погибших уезжают с места трагедии. В рефрижераторе справа – тела жертв теракта.
shadow

«Я еще раз повторю, что не знаю, о чем с ними в морге говорили психологи, – говорит Юрий Якунин. – Но когда они вернулись назад, их лица излучали уверенность, что они нашли своих близких. Жену Герман опознал по перстню на руке и косметичке. Он потом показывал это колечко и твердил: «Теперь я знаю, что буду хоронить своих».

Все это время журналисты выдавали в прямой эфир новости с места события. Но тех, кто находился в пансионате, интересовало только одно – причины трагедии. Общаться с корреспондентами они не хотели. Телекамеры, словно назойливые мухи, следовали за ними от Волгограда до Узловой, от пансионата до морга. Операторы пытались показывать лица крупным планом. Трансляция горя в прямой эфир прервалась после окончания процедуры опознания трупов. И уже никто почти не увидел, как утром, едва отъехав от Узловой километров двадцать, траурная колонна вновь остановилась. Из автобуса выпрыгнул высокий мужчина и бросился бежать назад, а вслед за ним выскочили люди. Они поймали его и стали успокаивать, а он все рвался туда, где произошла трагедия. От автобусов и «скорой помощи» пахло лекарствами, а от шедшего за ними рефрижератора с надписью «ЛУКойлтрансавто» – смертью.

Все это время на месте падения Ту-134 продолжали работать специалисты. Солдаты и сотрудники спецслужб вновь прочесывали окрестности и то и дело находили мелкие останки и еще какие-то обломки корпуса. А после того как прошла информация о том, что на борту самолета, разбившегося в Ростовской области, были обнаружены следы гексогена, деревня Бучалки была снова оцеплена. И там, где еще вчера велись фото- и телесъемки, было запрещено даже ходить. Впрочем, журналистов уже не интересовал этот населенный пункт. Чиновничья показуха и весь абсурд жизни российской глубинки, как обычно, остались за кадром. Разве кому-то интересно, что перед приездом председателя комиссии по расследованию авиакатастрофы, министра транспорта Игоря Левитина бучалковских учителей подняли ранним утром, словно по тревоге, и вызвали в школу, чтобы они убрали помещение. Ведь в школе расположен штаб. Вдруг высокие гости наткнутся на пыль? В центре села стали срочно ремонтировать магазин, когда-то закрытый из-за постоянных ограблений. На другом конце деревни, на мосту, который провалился еще в прошлом году, снова появились строители со спецтехникой. Хотя все лето он никому был не нужен.

Никому не нужны и огромный заброшенный свиноводческий комплекс за селом, разваленный спиртзавод, старинная полуразрушенная церковь и беспомощные старики и старухи, живущие в Бучалках. Но они вдруг забыли о своих бедах.

«Ой, горе-то какое, самолеты упали, – плачет 70-летняя Валентина Якутина. – Но наши-то трупы (жертвы катастрофы для жителей Бучалок уже стали «своими») хоть в одной кучке лежали. А ростовские – те на 40 километров разлетелись. Я теперь спать бояться буду. Не дай бог, самолет опять упадет. Над нами-то, оказывается, воздушная трасса проходит». У самой Якутиной дом вот-вот развалится от старости, а пенсия всего 1700 рублей в месяц. И с этих денег ей надо копить на уголь и дрова – это около 6 тыс. рублей, покупать лекарства и продукты. Водопровода тоже нет.

«Зато у нас будет памятник, так Стародубцев сказал. А учителя и ученики будут за ним ухаживать», – с гордостью говорит пенсионер Василий Миронов. В 16-квартирном доме у него в соседях только две семьи. Остальные либо умерли, либо уехали.

А пенсионерка Нина Баркова в очередной раз пересказывает наизусть выученную историю о том, как все загремело вокруг, когда она спокойно смотрела дневник Олимпиады, и вздыхает: «Ведь молоденькие все какие были!»

Глядя на этих людей, которые по воле трагической случайности оказались в эпицентре беды, вдруг начинаешь понимать, как смещается в нашей стране информационный вектор, уводит в сторону от реальной жизни. Ведь ни один телеканал так и не удосужился провести хоть какой-то объективный анализ ситуации в стране, не вспомнил о чеченской войне, о причинах возникновения террора. Только поверхностное отражение действительности, очень удобное для власти. Зато теперь все знают, что аэропорты будут охраняться еще лучше. Наверное, тогда в следующий раз рванет где-нибудь еще. Ведь не рвануть не может...



СПЕЦСЛУЖБЫ ПОЛУЧАЮТ ЕЩЕ БОЛЬШЕ ПОЛНОМОЧИЙ

МВД, Министерство транспорта и Минэкономразвития разрабатывают систему введения биометрических данных граждан в российские общегражданский и заграничный паспорта, сообщил первый замглавы МВД России генерал-полковник Александр Чекалин. В беседе с журналистами он пояснил, что это необходимо для «исключения подделки паспортов и для интеграции граждан РФ в миграционные процессы, которые идут в Западной Европе». Также Чекалин сообщил, что после катастроф двух самолетов российская милиция выставила посты сотрудников органов внутренних дел во всех зонах предполетного досмотра в аэропортах. Он заявил, что по инициативе МВД установлен новый порядок оформления проездных документов при авиаперевозках. «Если ранее в билете указывалась фамилия и, как правило, один, в лучшем случае два инициала, то сейчас указываются полные данные гражданина, а в лучшем случае – его паспортные данные», – сказал Чекалин. По его оценке, систему учета полных данных о гражданине при оформлении проездных документов следовало бы ввести на междугородних и международных автобусных перевозках.

По материалам Интерфакса

И все-таки это был теракт...

В конце прошлой недели ФСБ России признала, что самолеты Ту-134 и Ту-154 упали не из-за ошибки пилотов или плохих погодных условий, как это пытались представить в первые дни, а все-таки в результате теракта. В пятницу на обломках Ту-154 Москва – Сочи, разбившегося под Ростовом-на-Дону, взрывотехники нашли следы гексогена. Это же самое взрывчатое вещество было найдено после дополнительных исследований в субботу и на деталях Ту-134, упавшего в Тульской области.

Официальный представитель ФСБ России Сергей Игнатченко заявил, что «в процессе оперативно-разыскных мероприятий получены данные, позволяющие определить круг лиц, возможно причастных к террористическому акту». Правда, он пока не стал уточнять имена и фамилии. Скорее всего, основными подозреваемыми в подрыве самолетов станут две женщины, обе жительницы Чечни. В Ту-134 летела Аминат Нагаева, в другой рейс отправилась С. Джебирханова. Тела этих женщин судмедэксперты собирали по частям. Фрагменты Нагаевой были найдены как в хвостовой части самолета, так и на расстоянии 2,5 км от места его падения. Эти факты свидетельствуют, что обе женщины находились в эпицентре взрывов. Не исключено, что именно они и привели в действие взрывные устройства, которые беспрепятственно могли пронести на борт по частям. И уже в самолете могли собрать бомбу – например, в туалете, который находится в хвостовой части самолета.

Кроме того, никто из их родственников так и не прибыл на процедуру опознания. За телами всех остальных пассажиров приехали их родные. Также стоит отметить, что обе женщины приобрели билеты в самый последний момент.

ФСБ уже дала команду МВД Чечни проверить всех родственников этих женщин и собрать как можно более полные их биографии. Пока известно, что Аминат Нагаева родилась в поселке Киров-Юрт Веденского района Чечни, а затем переехала в Грозный. Во время войны на Северном Кавказе у нее пропал брат. По не подтвержденной официальными источниками информации, брата Нагаевой забрали федеральные силы. О Джебирхановой пока не известно практически ничего, даже ее имени. В МВД Чечни говорят, что в республике живет несколько семей с такой фамилией.

Пока дела по факту крушения самолетов расследуются по статье 263 УК РФ («преступление против безопасности движения и эксплуатации транспорта»), но, по словам официальных лиц, в скором времени они будут объединены и переквалифицированы по статье «терроризм». Также не исключено, что в этом объединенном деле будет расследоваться и взрыв на остановке на Каширском шоссе, который прогремел за несколько часов до трагедии с самолетами. УВД Южного административного округа Москвы уже объявило в розыск двух человек, которых подозревают в причастности к взрыву на остановке. Их фотокомпозиционные портреты разосланы по всем столичным отделениям милиции.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: