Главная / Газета 23 Июля 2004 г. 00:00 / Происшествия

Гондольеры Северной Венеции

Члены сборной Союза по гребле теперь катают туристов на экзотических лодках

МАРИЯ СЕЛЕЗНЕВА, Санкт-Петербург

Петербург часто называют Северной Венецией. Однако до последнего времени это звание город носил не по праву: не было главного – гондол и гондольеров. Исправить положение взялся предприимчивый адвокат Александр Смирнов. Он организовал строительство этих итальянских лодок, на которых теперь петербуржцы и туристы могут прокатиться по Неве.

Питерские гондольеры суровы и немногословны. Но гребут хорошо и катают долго.
Питерские гондольеры суровы и немногословны. Но гребут хорошо и катают долго.
shadow
Идея создания необычного флота пришла к Александру Смирнову в прошлом году, после того как Венеция на 300-летие подарила Питеру свою гондолу. Власти распорядились ею, скажем прямо, не по назначению – поместили в Музей истории. А вот Смирнов решил, что разумнее «спустить ее на воду».

На все – от поиска рабочих до тренировки гондольеров – ушло чуть больше года. Первые гондолы появились у берегов Невы этим летом. Пока у Северной Венеции всего три лодки, выполненных по образу и подобию итальянских. Все они стоят у выполненного в венецианском стиле причала напротив Петропавловской крепости и ходят по одному маршруту – вокруг крепостных стен. Но, по словам Смирнова, в ближайшее время появятся еще три гондолы, и они будут катать пассажиров по всем рекам и каналам Питера.

«Мы рассчитывали работать в Пушкине и Петродворце, но пока это только проект, – рассказал «Новым Известиям» гондольер Сергей. – Согласование с городскими властями и получение разрешения на работу в определенном месте занимают много времени».

Бывавшие в Италии знают, что местные гондольеры устанавливают стоимость проезда на свое усмотрение. Но никогда цена не бывает ниже 50 евро, а прогулка может занять всего 15 минут. При этом гребец довольно строго обращается со своими гостями, заставляя их сидеть неподвижно. И редко отвечает на вопросы, делая вид, что не понимает иностранную речь. А ведь на самом деле гребцы на протяжении девяти месяцев учатся там на специальных курсах, причем не только искусству управлять лодкой, но и иностранным языкам и истории Венеции.

Российские гондольеры, которых пока лишь девять человек, на грубоватых итальянцев не похожи. У Петропавловки гостей встречает дружная группа загорелых улыбающихся мужчин. «Мы все пришли на гондолы из гребного спорта, – продолжает рассказ Сергей. – Кто с каноэ, кто с каяка, кто с байдарок. Есть бывшие члены сборной Союза. Учиться управлять лодками нам пришлось без всяких учебных пособий и, как оказалось, при отсутствии элементарных навыков. Ведь во всех спортивных видах грести надо на себя, а тут от себя. При этом весло все время находится в воде».

При одном движении гондола идет вправо, при другом влево. И только их умелая комбинация позволяет двигаться прямо. «К этому мы пришли опытным путем. Да еще по несколько десятков раз просматривали туристические видеозаписи», – говорит Сергей. Рейс на российской гондоле стоит 500 рублей и при самых благоприятных погодных условиях занимает не меньше получаса, а порой растягивается и на все полтора. Пассажиры получают спасательные жилеты и напутствие не передвигаться с борта на борт. Минимум пассажиров – двое, максимум – шестеро.

Управлять 400-килограмовой гондолой очень непросто. «К нам часто приходят молодые ребята, просят дать им попробовать погрести. Но пока еще ни один не остался. Говорят: не предполагали, что так тяжело, – делится опытом Сергей. – После каждого рейса мы делаем перерыв: вряд ли пассажирам доставит радость кататься с потным, уставшим и злым гондольером».

Из иностранцев питерские гондолы больше всего любят корейцы и китайцы. Итальянцы, завидев гондолы, начинают их фотографировать, радостно и громко кричать. Основной наплыв желающих покататься приходится на сумерки. Наблюдать, сидя в гондоле, как разводят мосты, – нет ничего лучше, чтобы почувствовать дух петровской столицы. Справедливости ради надо отметить, что строил Петр I ее, оглядываясь все-таки не на Венецию, а на Амстердам.



Справка «НИ»

Небольшая гребная лодка средних веков для сообщения галер с берегом – так характеризует гондолу словарь корабельных терминов. Точную дату появления в Италии гондол не знает никто. Известно лишь, что еще в XI веке так называли шлюпки, курсировавшие по каналам Венеции и между ее островами. Тогда они были разных размеров и цветов, многие были богато украшены шелком, парчой и другими тканями. Однако в XVIII веке власти приняли закон, по которому все гондолы стали черными и приобрели одинаковые размеры. Таким они сохранились и по сей день: длина около 11 м, ширина – 1,4 м. Существует оригинальная версия появления «черного закона». Однажды лодку одного известного венецианского вельможи обнаружили возле богоугодного заведения на острове Бурано. Сюда местные казановы приезжали пообщаться с молодыми девушками, семьи которых были не в состоянии дать за ними приданого и отправляли в монастыри. На следующий день о визите знала вся Венеция, а герой-любовник во избежание повторного конфуза инициировал указ об унификации гондол. После этого бесшумно скользящие по водной глади лодки стали называть «черными лебедями». Сегодня в Венеции осталось не более 500 лодок, все они строятся и обслуживаются в единственной мастерской. На создание одной гондолы у итальянских умельцев уходит три года, до 40 пород дерева и от 10 до 30 тыс. долларов. В Питере тоже всего одна мастерская. Но здесь гондолы строят гораздо быстрее, хотя делают их по итальянским матрицам и тоже вручную.

Опубликовано в номере «НИ» от 23 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: