Главная / Газета 13 Июля 2004 г. 00:00 / Происшествия

Дважды убитый

Пола Хлебникова погубили киллер и столичное здравоохранение

РЕГИНА КОМАРОВА

Вчера дело об убийстве главного редактора русскоязычного журнала Forbes Павла Хлебникова было передано в Генпрокуратуру России. Следственная бригада занимается сбором всей необходимой информации. Однако не исключено, что помочь расследованию мог бы и сам Хлебников, если бы «скорая помощь» приехала раньше, а носилки с раненым и еще живым журналистом не застряли бы в лифте больницы.

Напомним, что Пола Хлебникова застрелили вечером в пятницу, когда он выходил из редакции. Из девяти пуль, выпущенных киллерами, в журналиста попали четыре. Он получил ранения в живот, грудь и бедро. По словам главного редактора журнала Newsweek Александра Гордеева, в первые полчаса после покушения Пол Хлебников был в сознании, мог говорить, даже описал внешность стрелявшего и успел сказать, что «не знает, за что его убили». Не исключено, что журналист мог бы выжить, если бы ему оказали своевременную медицинскую помощь.

«Я проезжала мимо улицы Докукина спустя 15 минут после того, как прозвучали выстрелы, – рассказала «НИ» свидетельница пятничных событий, пожелавшая остаться неназванной. – Моим глазам предстала следующая картина: Хлебников лежал на асфальте не двигаясь. В нескольких метрах стояли белая «Газель» прокуратуры и еще очень дорогая иномарка. Достаточно большой квадрат земли был перетянут белой ленточкой. В центре этого квадрата, прямо рядом с раненым, сидел на раскладном стульчике мужчина и что-то писал в свою книжечку. Над Хлебниковым «колдовали» еще двое, но они не оказывали ему медицинскую помощь, а что-то измеряли, ползая вокруг него. Ни «скорой», ни врачей рядом не было. Нескольких сотрудников журнала – коллег Хлебникова, которые стояли за ограждением, – не пускали за белую веревку. Все выглядело так, будто человек, лежащий в центре ленточного квадрата, был уже мертв, а сотрудники прокуратуры хладнокровно делали свою работу, фиксируя положение трупа и размеры пулевых ранений».

Хлебников, однако, был еще жив. Когда подъехала «скорая», он самостоятельно попросил у врачей кислородную подушку, которой не нашлось ни в «Газели» «скорой помощи», ни в машине реанимации, прибывшей на место покушения позже.

«По нормативам, принятым еще при СССР и действующим до сих пор, со времени приема звонка до выезда бригады медиков на место должно пройти не больше четырех минут, – рассказал «НИ» врач «скорой помощи» Эдуард Андзелевич. – А с момента приема вызова до прибытия машины к больному – не больше 15 минут. Однако на практике эти временные ограничения часто не соблюдаются. Вызов поступает в центральную диспетчерскую. Оттуда координаты больного и вся другая информация поступают на одну из 54 московских станций «скорой помощи». Но система переадресации звонков не всегда действует безупречно. Бывает так, что на станции нет машин, приходится связываться с соседними, где тоже могут возникнуть проблемы. Ну и потом – пробки на дорогах».

Врачи «скорой» поставили Полу Хлебникову капельницу, сделали противошоковый укол, положили на носилки и увезли в ближайшую 20-ю городскую больницу. Умер Хлебников именно там, причем не в приемном покое, не в реанимации и не в операционной, а в больничном лифте, который застрял между этажами на десять минут, и никто из семерых врачей, находившихся вместе с тяжелораненым пациентом, не смог его спасти. Таким образом, Хлебникова убили четыре пули из девяти, неисправный лифт и несогласованность в действиях медиков.

«Неорганизованность – бич нашего здравоохранения. Наверняка существовала масса способов вытащить человека с того света, – сказал «НИ» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – Обычно человека с серьезными огнестрельными ранениями везут в институт Склифосовского. Странно, что Хлебникова доставили не туда. Возможно, решили выиграть время и отвезти именно в 20-ю, поскольку она была ближе. Конечно, без заключения судмедэкспертов нельзя делать никаких выводов относительно степени вины врачей или тех же лифтеров, механиков. Может, имел место факт неоказания медицинской помощи. К сожалению, в российской медицине это не редкость. Одно ясно – за то, что в лифт погрузили тяжелораненого, а выгрузили труп, отвечать будет главный врач больницы. Неисправность больничных лифтов, которая привела к смерти человека, можно квалифицировать как халатность».

Поговорить с главврачом больницы вчера так и не удалось. Его секретарь заявила «НИ», что «беседа с ним невозможна без разрешения Департамента здравоохранения».

Однако корреспонденту «НИ» удалось пройти в реанимационное отделение клиники. «Лифт в таких случаях у нас никогда не застревал,– сказал «НИ» один из реаниматологов, пожелавший остаться неназванным. – Когда человеку необходима наша помощь, счет идет на секунды. В случае с гибелью Хлебникова сложно сказать, выжил бы он, не застрянь в лифте. Но теперь, вероятно, проверки нам не избежать. На мой взгляд, надо проверить и «скорую», которая достаточно долго везла пациента».

По словам сотрудников Генпрокуратуры, всю информацию об обстоятельствах гибели Хлебникова следственная бригада, несомненно, примет к сведению.

«Следователи не оставляют без внимания ничего из поступающей информации, будь то показания свидетелей или сообщения в прессе. Проработано будет все», – заявил «НИ» прокурор Генпрокуратуры РФ Виктор Потапов.



Убийство главного редактора журнала Forbes выгодно слишком многим

Опубликовано в номере «НИ» от 13 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: