Главная / Газета 7 Июля 2004 г. 00:00 / Происшествия

Золотая рыбка полковника Степанова

Начальника балашихинского УБОПа хотят превратить в «оборотня»

ДМИТРИЙ ЮРЬЕВ

В ближайшее время в Москве должны начаться судебные слушания по жалобе адвокатов начальника 12-го отдела Управления по борьбе с оргпреступностью ГУВД Московской области Виктора Степанова на незаконные действия следователя при производстве обыска в его рабочем кабинете и на постановление о привлечении Степанова в качестве обвиняемого по уголовному делу. Адвокаты считают, что милиционера преследуют с нарушением закона.

В последние годы в нашем обществе много говорят о плохой работе правоохранительных органов. Милицию открыто обвиняют во взяточничестве, вымогательстве, укрывательстве преступников, да чуть ли не в поддержке международного терроризма. Правда, мало кто вспоминает о том, что зачастую оперативникам в прямом смысле слова не дают исполнять свои служебные обязанности. Особенно если речь идет о расследовании так называемых резонансных преступлений. В таком случае милиционеры сами могут оказаться обвиняемыми.

Начальник 12-го отдела Управления по борьбе с оргпреступностью ГУВД Московской области Виктор Степанов уже месяц лежит в госпитале. Борец с преступным миром, заработавший за годы службы огромное количество благодарностей и столько же профессиональных хворей, находится на больничной койке в госпитале дивизии Внутренних войск имени Дзержинского. Даже если бы Степанов очень захотел, то дальше дверей своей палаты он все равно бы не ушел: обострившаяся болезнь почек, будто наручниками, приковала его к постели. Поэтому первоначально избранная для полковника Степанова мера пресечения в виде подписки о невыезде является простой формальностью. Но те, кому, очевидно, не терпится изолировать полковника УБОПа, решили пойти еще дальше – добиться изменения меры пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу. Впрочем, Мещанский районный суд Центрального административного округа Москвы такое ходатайство областной прокуратуры отклонил, сочтя приведенные следователями доводы в отношении фигуранта уголовного дела № 99133 неубедительными. А 29 июня Мосгорсуд, рассматривавший кассационное представление прокуратуры Московской области, которой явно не понравился такой исход дела, еще раз подтвердил недостаточность доказательной базы прокуроров.

Обыск, проведенный старшим следователем областной прокуратуры Беспятко в 12-м отделе, на первый взгляд выглядел совершенно обычным и как две капли воды походил на прошедшие по всем телеэкранам кадры о поимке «оборотней в погонах». Та же толпа сотрудников службы собственной безопасности, понятые и, естественно, следователь. Очень похоже, если бы не одно «но»: основная часть обыска проходила в кабинете №2, принадлежавшем начальнику отдела Степанову, в то время когда сам Степанов (что подтверждается поданным руководству рапортом) по семейным обстоятельствам уехал на несколько дней в Харьков. Адвокат Наталья Рубанова уверена, что проведение обыска в отсутствие хозяина кабинета является нарушением Уголовно-процессуального кодекса.

Но это, как потом оказалось, только детали, – как и тот факт, что не все сотрудники УСБ, присутствовавшие при обыске, были записаны в протокол. Что, кстати, законом, мягко говоря, не приветствуется. Но главное, в ходе обыска, совершенно того не ожидая, сыщики обнаружили в сейфе Степанова целый арсенал: помповое ружье, автомат Калашникова и несколько пистолетов. Видимо, удивление было настолько велико, что следователь не заметил, что рядом лежали и выписанные Балашихинской горпрокуратурой постановления о том, что все это оружие, проходившее по уголовным делам, должно храниться в 12-м отделе УБОПа. Прокуратура Московской области возбудила уголовное дело по факту незаконного хранения оружия и объявила Степанова подозреваемым.

Следователь, наверное, еще больше «удивился», когда нашел в шкафу в комнате отдыха, примыкающей к кабинету №2, пакет «цилиндрической формы с веществом белого цвета», а потом еще три таких же. Трудно определенно говорить, что именно было в тех пакетах, поскольку экспертиза так и не проведена. По крайней мере до настоящего времени ни Степанов, ни его адвокат с постановлением о назначении экспертизы и ее результатами не ознакомлены, как того требует тот же УПК. Однако через три дня, 31 мая, следователь Беспятко возбудил уголовное дело по факту незаконного хранения и приобретения наркотических веществ в особо крупных размерах. Из материалов дела следует, что в кабинете нашли более 5 граммов героина. Обвиняемым назвали Виктора Степанова.

«Для меня это обвинение – как снег на голову, – говорит Виктор Степанов. – Какие наркотики, откуда? В специальном сейфе в моем кабинете хранится, например, оружие, конфискованное у преступников. Это вещдоки, но они под замком. Есть еще шкаф, но там сроду не лежало ничего такого… Правда, в здании шел ремонт, из-за чего в мой кабинет имел доступ целый ряд сотрудников. А, как известно, где ходят свои – там могут затесаться и чужие».

Сейчас полковник пытается понять, кому понадобилось его скомпрометировать. Ведь в глазах следствия он чуть ли не торговец наркотиками, «оборотень в погонах».

«Я не сомневаюсь, что все происходящее можно назвать банальным словом «заказ», – говорит Степанов. – Тем более что за несколько дней до обыска несколько моих сотрудников получили «предупреждения» о том, что отдел ждут большие неприятности. И исходили они от адвокатов фигурантов уголовных дел, которыми в то время как раз и занимался 12-й отдел».

Стоит отметить, что в конце мая оперативники из 12-го активно занимались расследованием ряда «резонансных» уголовных дел, связанных в том числе с мошенничеством и незаконным предпринимательством. Общая сумма ущерба, нанесенного преступниками, исчисляется миллионами долларов. Неудивительно, что Степанов с его принципиальностью мог стать «мишенью» не чистых на руку людей. Ведь для них «вывод из строя» начальника зонального отдела УБОПа – это способ отодвинуть неминуемо приближающийся суд.

Стиль ведения следствия также вызывает ряд вопросов. Начать с того, что поводом для обыска 28 мая стал поиск некой видеокассеты, на которую оперативники 12-го отдела два года назад якобы снимали обыск, который подчиненные полковника Степанова проводили в ООО «Золотая рыбка НАФ» в рамках уголовного дела по факту хищения десяти тонн красной икры у ЗАО «БАМИР».

Похищенную икру оперативники тогда нашли. Она хранилась на складе «Золотой рыбки». Шесть коробок с икрой было решено изъять в качестве вещественного доказательства по уголовному делу. Продукт был передан на ответственное хранение в холодильники его хозяина – ЗАО «БАМИР». Коммерсанты тогда обвинили оперативников Степанова в том, что они изъяли не 6, а 16 коробок. Правда, последовавшая проверка, проведенная Балашихинской горпрокуратурой, эти факты не подтвердила.

Оставшийся в период отпуска полковника Степанова на хозяйстве его заместитель Дмитрий Камнев объяснил следователю, что видеозапись обыска в «Золотой рыбке» вообще не производилась и в протоколе не упоминалась. Даже если бы запись и велась, то искать кассету нужно было у следователя СУ при Балашихинском УВД, в производстве которого находилось это уголовное дело, но никак не у оперативников УБОПа. Однако эти доводы на прокурорских работников, по-видимому, не подействовали.

«Исходя из этих фактов, можно предположить, что следователям прокуратуры нужен был лишь повод для того, чтобы получить доступ в кабинет Степанова, – размышляет адвокат милиционера Наталья Рубанова. – Тем более что перед обыском следователь даже не допросил сотрудников, непосредственно участвовавших в обыске 2 года назад на предмет наличия такой видеозаписи. Ведь если бы кассета была, они бы ее сразу отдали. А после 31 мая про кассету следствие и вовсе «забыло». Так что протокол обыска можно считать недопустимым доказательством, полученным с нарушением УПК».

Странное впечатление производит рвение следователя Беспятко, который настойчиво стремится изменить меру пресечения для Степанова на арест. Он, похоже, был уверен в успешном исходе дела, раз подал, несмотря на однозначный и унизительный для прокуратуры вердикт Мещанского суда о недостаточности оснований, кассацию в Мосгорсуд. К счастью, служители Фемиды оперируют лишь законами, поэтому Степанов может и дальше лечиться в госпитале, а не в лазарете следственного изолятора.

По словам адвоката Натальи Рубановой, сейчас у следствия нет оснований не то что для ареста, но даже для привлечения Степанова в качестве обвиняемого. Ведь доказательств приобретения и хранения героина именно ее подзащитным следствие не нашло. В кабинет № 2, как показал опрос свидетелей, имели доступ десятки людей.

Адвокат Рубанова направила соответствующую жалобу руководству прокуратуры Московской области еще в начале июня. По закону такая жалоба должна быть рассмотрена в течение трех дней, в исключительных случаях – в течение 10 дней. Но прошло уже более трех недель, а из прокуратуры – ни ответа, ни привета. Не торопится с рассмотрением ходатайств адвоката и следователь Беспятко. А тем временем по Балашихе уже поползли слухи о том, что песенка принципиального полковника Степанова спета: мол, сейчас модно ловить ментов, а потому уже сам факт возбуждения дела № 99133 делает начальника 12-го отдела УБОПа виноватым априори.

«Раньше возвышенно говорили: выполняй свой долг честно, и никакая грязь к тебе не пристанет. Но сейчас изобретено столько способов приклеить самые разнообразные субстанции грязи, что порой опускаются руки», – утверждает полковник Степанов. Похоже, он прав. Честно и неподкупно работать на благо сограждан сотрудникам правоохранительных органов становится все сложнее…



Как считают правозащитники, следователь, который не пытает, в милиции не выживет

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: