Главная / Газета 17 Июня 2004 г. 00:00 / Происшествия

Аншлаг-аншлаг

На «открытый» процесс по делу Ходорковского–Лебедева пресса прорывалась с боем

АЛЕКСЕЙ ТЕРЕХОВ

Вчера в Мещанском межмуниципальном суде Москвы должна была состояться премьера слушаний объединенного дела Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Но она провалилась – адвокату экс-главы ЮКОСа Генриху Падве прооперировали глаз, и сейчас он находится на больничном. Однако основная интрига состояла в том, что заседание было объявлено открытым, но прошло фактически в полузакрытом режиме.

За решеткой олигархи улыбались, хотя выглядели не очень хорошо.
За решеткой олигархи улыбались, хотя выглядели не очень хорошо.
shadow
Зрители стали собираться задолго до начала судебного заседания, назначенного на 11.00. Примерно полсотни российских и иностранных журналистов пришли посмотреть на начало суда по делу ЮКОСа. Тем более что судьи пообещали, что заседание будет открытым. Еще в мае за представителей СМИ ходатайствовали председатель Фонда защиты гласности Алексей Симонов и глава Союза журналистов России Игорь Яковенко. Они попросили председателя Мещанского суда Александра Лукашенко обеспечить надлежащие условия работы для журналистов. Но тезка президента Белоруссии, видимо, понял просьбу как-то иначе. Во-первых, была запрещена фото- и видеосъемка самого процесса. Во-вторых, в зале суда разрешили присутствовать лишь десяти корреспондентам. Столь низкие квоты объяснили просто – помещение маленькое, а у Ходорковского слишком много адвокатов.

В результате в холле перед залом заседаний вчера утром образовалась настоящая давка. Судебные работники выставили даже оцепление из спецназовцев Минюста. Журналисты заметно волновались – всем хотелось пробиться в зал и посмотреть на Ходорковского и Лебедева в одной камере. Периодически толпа начинала наступление. «Стоять. Три шага назад»! – командовал судебный пристав, представившийся Иваном Ивановичем. – Я сказал: три шага, а не шажка». «А ну смелей, а то всех выведем отсюда», – поддержал его коллега. Пресса не унималась. Тогда спецназовцы силой отодвинули журналистов. «Я ведь и выстрелить могу, – сказал один из громил. – Мне главное одно: тело обратно доставить. Если кто-то из вас прорвется через оцепление – пущу очередь». В доказательство лейтенант Минюста брякнул автоматом.

Через несколько минут за спинами спецназовцев сверкнула знакомая улыбка. «Ходорковского завели в зал суда», – начали диктовать по мобильным телефонам корреспонденты иностранных информагентств. Потом промелькнул осунувшийся Лебедев. На этот раз журналисты промолчали. Зашли судьи, прокурор, родители Ходорковского и адвокаты. Репортеры не стали ждать и все же пошли на штурм. Сквозь ряд людей в форме пробились в основном те, кто громче кричал.

Однако пробравшихся в зал ждало разочарование. Адвокат Ходорковского Антон Дрель заявил ходатайство о переносе слушания по существу, потому что одному из основных защитников олигарха, Генриху Падве, прооперировали глаз, и до 21 июня он будет находиться на больничном. Ходорковский и Лебедев сидели на одной скамейке и изредка перешептывались. Родители Ходорковского не сводили глаз с сына. Экс-глава ЮКОСа держался бодро, хотя позже журналисты сошлись во мнении, что выглядит он плохо. Правда, на все вопросы отвечал внятно и энергично. Лебедев также выглядел измученным, часто пил кефир. А когда он поднимался, чтобы ответить на вопросы судьи, то держался обеими руками за ограждение. Глава МФО МЕНАТЕП дважды просил объявить перерыв, потому что в зале было очень душно, а окна открывать было нельзя.

Перед крыльцом суда Ходорковского ждала «Совесть» – общественное движение в поддержку олигарха. «Поболеть» за нефтяного магната пришли в основном студенты Российского химико-технологического университета имени Менделеева, в котором учился бывший глава ЮКОСа. Одетые в красные майки с портретом подсудимого пикетчики скандировали: «Свобода, свобода, свобода» и поднимали плакаты с лицом Ходорковского.

– А за что все же судят Ходорковского? – поинтересовался я у одного из пикетчиков.

– За преступления против народа, – по-пионерски отчеканил студент.

– А что же вы его тогда поддерживаете?

Студент закатил глаза, подумал и грустно сказал:

– Извините, сказал глупость.


ДОЛЖЕН ЛИ СУД ПУСКАТЬ ПРЕССУ В ЗАЛ?

КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

СТАТЬЯ 123:

1. Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом.

ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНВЕНЦИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД

СТАТЬЯ 6. Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

Счета Ходорковского останутся под арестом

Опубликовано в номере «НИ» от 17 июня 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: