Главная / Газета 31 Мая 2004 г. 00:00 / Происшествия

Сашина улыбка

Получая медаль, юная героиня «Трансвааля» была не по-детски серьезна

ИРИНА ВЛАСОВА, Тверь

В минувшую пятницу в здании администрации Тверской области Александре Евгеньевне Ершовой вручили медаль «За спасение погибавших». Вечером 14 февраля, когда обломки крыши «Трансвааль-парка» падали на полуголых людей, восьмилетняя Саша спасла от смерти трехлетнюю девочку, продержав ее на руках полтора часа.

Саша Ершова устала от назойливости репортеров.
Саша Ершова устала от назойливости репортеров.
shadow
О подвиге второклассницы из Твери стало известно буквально на следующий день после трагедии. Когда упала крыша «Трансвааля», ее накрыло строительным мусором так, что она оказалась в бетонном «домике». В нескольких метрах от нее тонула малышка, которую Саша и вытащила. Историю про девочку из Твери моментально подхватили журналисты. Палату Морозовской больницы, где Александра лежала с переломом руки и сотрясением мозга, буквально завалили цветами, игрушками, сладостями. А в минувшую пятницу восьмилетней Александре Евгеньевне Ершовой вручали медаль «За спасение погибавших». До нее самым младшим обладателем этой награды считался шестиклассник. Правда, никто уже и не помнит, за какой подвиг ему вручили медаль.

Церемонию вручения решили провести в здании администрации Тверской области. Конференц-зал утопал в цветах и лентах. За полчаса до начала медаль, начищенную до блеска сотрудниками администрации, чуть не потеряли. Бархатную коробочку с наградой дал подержать фото- и тележурналистам генерал-майор Геннадий Скачков, начальник Центрального регионального центра по делам ГО и ЧС. Его самого тут же перехватили газетчики.

«Вручать медаль буду я, а вот высокая честь держать поднос с медалью и президентским указом выпала девятикласснику, юному спасателю-пожарнику Денису Гуцалюку», – рассказывал Геннадий Скачков. В это время раздался металлический звон. «Медаль... Где медаль?!» – генерал-майор тут же метнулся в сторону звона. Медаль подняли, снова начистили и больше в руки никому не давали. Поэтому пришлось рассматривать указ президента о вручении награды. Напротив фамилии Путин подписи почему-то не было.

Через несколько минут зал наполнился детьми. Но Саши среди них не было. Причесанные, нарядные и сияющие одноклассники героини и просто отличники тверской средней школы №35 заняли свои места. Детей специально освободили от занятий, чтобы те увидели Сашин звездный час. Когда вошли Ершовы, журналисты кинулись было к ним, отпихивая друг друга, но папа Евгений Анатольевич преградил им путь: «Никаких интервью. Мы достаточно наговорились с февраля». Мама также хранила молчание. А вот Саша, похоже, чувствовала себя уверенно. Она грациозно уселась на стул в первом ряду и так мастерски позировала перед камерами, что отказать дочке в удовольствии поучаствовать в фотосессии родители не решились. Девочка эффектно хлопала ресницами, смотрела исподлобья, морщила носик, но не улыбалась. Совсем. Не улыбался и папа, который в сотый раз объяснял журналистам, что и после награждения ни один из Ершовых не даст интервью. Пресс-секретари только руками разводили.

«Отец просто беспокоится за дочь. Не нужно, чтобы столько людей вокруг нее вились, – пояснил один из военных. – А может, отец просто сам не хочет вспоминать ту трагедию. Может, не отошел еще. Он ведь пролежал под завалами очень долго. У него была очень серьезная травма ноги, переломы, сотрясение мозга. А когда его достали из-под завалов – ни дочери, ни жены рядом нет».

Как только Саша Ершова вышла из больницы, она потеряла покой. Ей звонили, приглашали на телевидение, радиостанции, в редакции. Родители отказывались – не хотели, чтобы дочь вспоминала пережитый кошмар. Сотрудники телешоу одного из центральных каналов, приглашая Сашу на передачу, пообещали родителям, что будут спрашивать девочку только про плавание – в школе она ходит на тренировки. Но когда Саша пришла в студию, первым вопросом ведущего было: «Расскажи про «Трансвааль». С тех пор Ершовы старались не иметь дела с журналистами. Даже охрану в школе выставили, благо у семьи на это есть средства: Сашина мама – владелец сети салонов красоты в Твери, а папа работает в строительной компании.

Во время вручения медали говорили про Сашину отвагу и героизм, благодарили родителей за воспитание лучших качеств, жали Саше руку. Саша по-прежнему не улыбалась. Ей подарили велосипед, самый современный компьютер, путевку на Черное море, много цветов. А Саша не улыбалась. Она смотрела в десятки телекамер, у нее перед носом маячили десятки микрофонов, ей задавали десятки вопросов, но – практически нулевая реакция.

– Саш, как ты чувствуешь себя?

– Нормально.

– Одноклассники тобой гордятся?

– Спросите у них.

«Боюсь, что зазнается она, – сказала позже директор школы №35 Валентина Санина. – Ее же два месяца раскатывали. По всем каналам, в газетах. Нельзя так. Она маленькая еще. Хотя ребенок своенравный, очень шустрая, смышленая. Мне кажется, медные трубы она пройдет. Должна справиться».

В это время папа Женя закрыл Сашу от журналистов широкой грудью, взял ее за руку и повел к выходу. И тут Саша наконец улыбнулась…




«Трансвааль» открывать пока не будут

Опубликовано в номере «НИ» от 31 мая 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: