Главная / Газета 16 Марта 2004 г. 00:00 / Происшествия

Что мы утратили вместе с Манежем

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ
Кремлю повезло: ветер отгонял от него искры.
Кремлю повезло: ветер отгонял от него искры.
shadow
Фактическое уничтожение Центрального Манежа – утрата московская (одно из первых зданий, возведенных после наполеоновских войн, и лучшее выставочное пространство), национальная (архитектурный памятник общероссийского значения от Осипа Бове) и международная. И в последнем случае вместе с нами скорбят испанцы. Речь идет, конечно, не о последствиях мадридского теракта. Как раз тогда, когда посольство Испании объявило траур по погибшим, пожар в Манеже стал, как признались в посольском отделе по туризму, еще одним сильным ударом.

Дело в том, что своей уникальной архитектурой – здание почти в три с половиной тысячи метров было перекрыто без единой колонны или подпорки – оно обязано испанскому архитектору. В 1817 году инженер и механик Августин де Бетанкур, обласканный императором Александром I, потряс современников уникальным перекрытием. Задолго до Эйфелевой башни и металлических «подвесных крыш» (как, например, в ГУМе) мы получили чудо балочной конструкции из деревянных брусьев.

До вчерашнего дня эти сохранившиеся деревянные балки начала XIX века и были камнем преткновения для реконструкции Манежа. Прошлогодний проект реконструкции от Моспроекта-2, которому московские власти почти уже дали зеленый свет, предполагал, что балки укрепят железными стропилами и скроют от глаз зрителей. Второй спорный момент реставрации – подземные автостоянки, из-за них могла механически рухнуть крыша. Теперь все это – упущенная история. В Москве нынче нет ни одного памятника Бетанкура, уничтожены и уникальные витражи Осипа Бове. В итоге вместо реставрации придется делать муляж. Стихия оказалась выше схватки краеведов, ратующих за историческую правду, с московскими властями, которые пытались превратить Манеж в сверхприбыльный объект. Это перемирие на крови и на пустом месте.

История того Манежа, где устраивались смотры лучших племенных лошадей для гвардейцев пушкинской эпохи, парад полков, охранявших Кремль, гараж для сталинских авто, где Хрущев матерился около полотен абстракционистов и стояли тысячные очереди на выставку Глазунова, где благопристойная ярмарка меда сменялась хулиганскими проектами современных художников, закончилась. Манежная площадь оказалась в эпицентре тотального разрушения: сносится гостиница «Москва», гремят взрывы у «Националя», перекраивается территория у кремлевских стен. Не зря все-таки это место пользовалось дурной славой у архитекторов.

Фоторепортаж с места событий




Опубликовано в номере «НИ» от 16 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: