Главная / Газета 17 Февраля 2004 г. 00:00 / Происшествия

МОСКОВСКАЯ РУЛЕТКА

Любой столичный небоскреб-новостройка может повторить судьбу аквапарка

НАТАЛЬЯ ТИМАШОВА, ИРИНА ВЛАСОВА

Специалисты предупреждают: за катастрофой в «Трансвааль парке» могут последовать и другие аварии на столичных новостройках. Особые опасения вызывают многочисленные небоскребы, каждый из которых при роковом стечении обстоятельств может рухнуть. Причина: отсутствие контроля за качеством строительства.

Качество столичных высоток никто не контролирует.
Качество столичных высоток никто не контролирует.
shadow
Для подобных печальных выводов у специалистов есть серьезные причины. Ведь высотное домостроение развивается в Москве без каких бы то ни было норм, правил и контроля. Все высотки строители возводят на свой страх и риск. «Существующие в России строительные нормы и правила, так называемые СНиПы, подходят только для возведения зданий, высота которых не превышает 75 метров. «Это приблизительно 20–25 этажей, – рассказывает «Новым Известиям» директор независимой экспертной группы «Академстройнаука» Сергей Захаров. – А в Москве сегодня возводят и 30-, и 40-этажные здания, к которым должны предъявляться совершенно другие критерии и требования как на этапе проектирования, так и во время строительства».

«Действительно, сегодняшние нормы и правила предусматривают строительство зданий не выше 25 этажей, – сообщил «НИ» первый заместитель председателя Госстроя РФ, курирующий вопросы градостроительства и архитектуры, Пшимаф Шевацуков. – Для более высоких домов в каждом случае принимается отдельное техническое обоснование с учетом геологических особенностей грунта, фундаментных работ, так называемых ветровых нагрузок. Разрешение на строительство небоскреба выдает Госстрой России. Расчеты проводят специалисты наших ведомственных научно-исследовательских институтов. И только после многочисленных согласований может быть получен положительный ответ. Но речь не идет о массовом строительстве небоскребов и массовой же выдаче разрешений. Для этого необходимо принять отдельный закон о СНиПах для высоток».

Архитекторам, берущимся за проекты высотных зданий, приходится домысливать и додумывать самим, подбирать и рассчитывать параметры опытным путем. Готовые СНиПы для панельных или монолитных домов, в которых учтено все, вплоть до диаметра водопроводной трубы, здесь не подходят. Из-за отсутствия правил строительства практически невозможно проконтролировать его качество.

Мало того, контролировать качество возведения жилых домов сегодня просто некому. В России вообще, и в Москве в частности, совершенно не развит институт независимой экспертизы. «Проектные институты полностью подчинены градостроительному комплексу столицы, возглавляемому Владимиром Ресиным. И ни один эксперт не может в принципе выдать отрицательное заключение по тому или иному объекту, возведение которого ведется с нарушениями, – говорит член президиума экспертно-консультативного общественного совета при главном архитекторе Москвы Алексей Клименко. – Если даже порядочный ученый напишет заключение, которое покажет, что строительство ведется неправильно, никакой директор института не даст ему хода. Если бы у нас была развита система небольших экспертных компаний, которые бы конкурировали и проводили действительно независимую экспертизу всего, что строится сегодня в Москве, можно было бы не опасаться за будущее новостроек».

Другая причина – чисто российская. Любовь наших строительных компаний к гастарбайтерам часто выходит боком. «Дешевые и неквалифицированные строители часто даже не имеют представления о том, как строится многоэтажный дом, – рассказали «НИ» в строительном управлении компании «Декра». – Технологические нарушения и брак в их работе допускаются из-за элементарного незнания. А выявить все нарушения невозможно – правила-то отсутствуют». Только в самых крупных компаниях, развивающих высотное домостроение, понимают, что экономить на рабсиле не стоит, и привлекают «зарубежных специалистов», например, из Южной Европы. До недавних пор считалось, что лучше доверить объект турецким строителям, чем нашим. Теперь очевидно, что приоритеты будут пересмотрены».

Вырисовывается очень неблагоприятная перспектива. Независимые эксперты утверждают, что уже через несколько лет после завершения строительства некоторые столичные небоскребы могут начать «заваливаться». Серьезным фактором, осложняющим строительство высоток в Москве и их дальнейшую эксплуатацию, могут стать геологические особенности региона. Столица расположена на карстовых и рыхлых, осадочных породах. А тот же Нью-Йорк, с которым в последнее время часто сравнивают Москву, – на твердом щите, обеспечивающем крепкий «фундамент» для небоскребов. Наиболее неблагоприятная обстановка для высоток – в районе Октябрьского Поля и Хорошевского шоссе.

«Тенденция возведения в Москве сверхвысоких зданий очень опасна, – считает Алексей Клименко. – Для наших геологических условий нужны совершенно особые инженерные технологии. Нам подходит только технология строительства высоток, разработанная американским архитектором Фрэнком Ллойдом Райтом, которая называется «Дом-дерево». Смысл ее в том, что дом представляет собой небоскреб с фундаментом – корневой системой, уходящей глубоко в землю. Но я не знаю ни одного проекта из тех, что реализованы или находятся на стадии строительства, которые бы были разработаны по этой технологии».

Для контроля за строительством небоскребов в Москве Госстрой России и столичные власти создали специальную комиссию еще осенью прошлого года. Эта комиссия, как сказал «НИ» первый зампред Пшимаф Шевацуков, будет заниматься выработкой всей нормативно-технической базы для высоток и правил лицензирования строительных и проектных организаций, которые могли бы их строить. Однако добиться каких-либо четких объяснений от чиновников Госстроя о том, что уже конкретно сделано этой высокой комиссией, невозможно. Никаких комментариев по этому вопросу ведомство не дает.

Независимые эксперты полагают, что быстро решить «проблему небоскребов» не получится. Дело в том, что любые СНиПы требуют длительных испытаний. Другими словами, прежде чем начинать массовое высотное строительство, необходимо было разработать соответствующие нормы и правила, построить, руководствуясь ими, хотя бы одно здание и изучать, как оно стоит на грунте, как ведет себя фундамент, как работают внутренние коммуникации и многое другое. А это дело не одного месяца и даже не одного года. У нас пошли экспериментальным путем. Куда он привел, мы уже видим.

Шумиха вокруг московских новостроек после трагедии в Ясеневе, скорее всего, ни к чему не приведет. Вице-премьер РФ Владимир Яковлев по горячим следам поручил провести в Москве проверку всех недавно построенных высотных домов. «Сейчас много разговоров о том, что высотные дома построены не на том месте или плохо. Надо перепроверить», – пояснил вице-премьер. Но проверку будут проводить «местные органы власти и те структуры, на балансе которых находятся такие объекты». Чем это заканчивается – мы уже знаем.


Почему рухнул «Трансвааль парк»?

Алексей КЛИМЕНКО, член президиума экспертно-консультативного общественного совета при главном архитекторе города Москвы, президент Академии художественной критики:
– Дело не в инженерах или разработчиках проекта, а в турецкой компании и в недостаточном контроле за ходом и качеством строительства парка. Режим экономии, в котором работают и наши, и турецкие строители, атмосфера коррупции в нашем градостроительном комплексе – это и есть причины трагедии в аквапарке. Кстати, Дом музыки строила тоже турецкая компания – «Энка». И, с моей точки зрения, этот объект сделан в высшей степени неряшливо, неопрятно и некрасиво, что может сказаться и на безопасности здания. Я не хочу выносить каких-то вердиктов, а говорю о том, что вижу своими глазами. А вижу я то, что позволяет сделать следующий вывод: если даже отделка неряшливая, не исключено, что и в конструкциях допущены та же неряшливость и неаккуратность. Другой объект, вызывающий опасения у специалистов, – это Гостиный Двор. В процессе его реконструкции украли больше 300 млн. долларов, а на стройке работали солдаты и те, кого называют «лимитчиками». В результате, когда уже перешли к отделочным работам, рухнули две отреставрированные секции. Есть и еще один аспект. Дело в том, что в России архитекторы, являющиеся авторами концепции и проекта, не ведут объект от начала и до конца, как это принято во всем мире. Обычно архитекторы только придумывают идею и готовят предпроект. А дальше за дело берется заказчик проекта – строительная компания, которая самостоятельно ищет специалистов для разработки рабочей документации под технологии застройщика. Как правило, для подготовки рабочих чертежей (на языке профессионалов они называются «рабочка») нанимают небольшие компании, услуги которых очень дешевы и в которых в основном работают молодые ребята. Именно на этой стадии могли быть допущены какие-то неточности в случае с «Трансвааль парком».

Михаил ХАЗАНОВ, член Союза архитекторов России:
До того как комиссия по расследованию причин трагедии в «Трансвааль парке» не огласит хоть какие-то результаты своей работы, трудно строить прогнозы относительно архитектурного будущего столицы. Сейчас создалась очень опасная ситуация, когда поиски стрелочников и бесконечные проверки строящихся и уже введенных в эксплуатацию объектов, подобных «Трансвааль парку», могут привести к скоропалительным выводам, от которых потом будет очень трудно отказаться. С телевизионных экранов уже звучат предложения вернуться к типовому строительству. Но конструкции типовых домов тоже не эталон. При определенных условиях и такие строения могут оказаться под угрозой обрушения. Использование «допотопных» строительных технологий в современных проектах ничем хорошим не закончится. Почти любое строительство в Москве ведется в страшной спешке. Заказчик всегда заинтересован в том, чтобы побыстрее ввести проект в эксплуатацию, но качество работы оставляет желать лучшего. Причина – в отсутствии четкой связи между заказчиком, проектировщиком, подрядчиком и строителями. Как правило, ни проектировщик, ни архитектор практически не имеют возможности влиять на процесс строительства. Субботняя трагедия показала, что мы оказались не готовы к внедрению новых технологий в строительстве и, что еще опаснее, не готовы к эксплуатации зданий, подобных рухнувшему аквапарку. Еще один немаловажный фактор – отсутствие системы страхования, с появлением которой мы получаем дополнительный контроль за строительным процессом.

Андрей ЧЕРНИХОВ, вице-президент Международной академии архитекторов:
Здание «Трансвааль парка» – это уникальный объект, при разработке которого недопустима была даже малейшая ошибка в расчетах. Такие сооружения требуют тщательной экспертизы не только на стадии проектирования, но и в процессе разработки рабочей документации, по которой и будут возводить объект строители. Кроме того, подобные объекты после введения в эксплуатацию должны какое-то время находиться под надзором Госстроя России или других профильных ведомств. Необходимо было проводить постоянный мониторинг сооружения: установить датчики, следить за тем, как ведет себя конструкции в процессе эксплуатации. Делалось ли это – я не уверен. Если говорить о причинах трагедии, то здесь, скорее всего, имел место ряд роковых обстоятельств. Если в бассейне под стеклянным куполом здания была установка, образующая искусственные волны, то можно говорить о резонансном явлении, когда собственные колебания хрупкой стеклянной крыши совпали с вибрациями волнообразующей установки. Вполне вероятной кажется версия и о недостатках фундамента. Возможно, при строительстве недостаточно тщательно был исследован грунт. Эти и другие факторы в совокупности и могли привести к непоправимой трагедии. Сейчас важно дождаться результатов работы комиссии и не предпринимать поспешных действий, таких, как отзыв лицензии.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 февраля 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: