Главная / Газета 16 Февраля 2004 г. 00:00 / Происшествия

ИЗ ТОННЕЛЯ ПАХНЕТ ЛАДАНОМ

Прошло девять дней после теракта в метро

МАРИНА БАЗЫЛЮК

В субботу столица отметила первую скорбную дату со дня взрыва в подземке – девять дней. По русским традициям человека хоронят на третий день после смерти, а на девятый и сороковой – поминают на кладбище. Однако последний теракт изменил даже вековые обычаи – пропавших без вести во время взрыва 6 февраля поминали на месте гибели. Некоторым родным погибших тела их близких не выдадут уже никогда. Для них могилой стала станция «Автозаводская».

Станция метро «Автозаводская» – место трагедии.
Станция метро «Автозаводская» – место трагедии.
shadow
Суббота. На электронных часах только десять утра, а вокруг море свежих цветов. Люди несут их сюда с 8.30 утра. Большие десятилитровые ведра возле будочки дежурной по станции уже не вмещают цветов. Гвоздики, розы, тюльпаны люди просто кладут сверху. «Сегодня сюда приезжают те, у кого во время взрыва погиб кто-то из родных, но тела им не выдали, – говорит немолодой милиционер».

Одна стена метро превратилась в стену Плача, она вся уклеена бумажными иконками, стихами, обращениями, молитвами… И люди стоят тут, как на службе в церкви, – размашисто крестятся, шепчут молитвы. На прозрачной клеенке черным фломастером написаны имена погибших. Ощущение такое, что надпись сделана на самой мраморной стене. «Сегодня батюшка службу отслужил по ним, – рассказывает пожилая женщина. – В храме около Павелецкого вокзала».

«Мама, смотри – здесь написано пять Александров, четыре Натальи, три Ольги…», – маленькая девочка, видимо, устав ждать маму, дергает ее за руку. Девочка подсчитала в списке погибших повторяющиеся имена. – Две Антонины, два Вячеслава»,– продолжает ребенок.

Около стены плачет женщина. Слава Богу, у нее никто не погиб. Да и сама она в тот день не работала – водила сына в больницу. Но не может успокоиться: «Такие же, как я, погибли, такие же, как я! А если бы я в тот день поехала на работу к девяти, кто бы потом растил моего сына?»

Людей все больше. Многие специально приехали из других концов города почтить память погибших. Они кладут цветы, читают стихи, обращения, молитвы, приклеенные к мраморным стенам скотчем, внимательно вглядываются в лица погибших и тихо уходят. Крестится парень в кожаных штанах, кепке и с серьгой в ухе.

Приносят не только цветы. Тут очень много икон и почему-то все больше Николая-угодника, заступника… Как на оградку могилы, на небольшое ограждение около будки дежурной люди кладут конфеты, шоколадки, апельсины. Тут и три эклера в коробке, и два одинаковых мишки Тедди. Очень много свечей, и не только церковных, а в форме сердечка – все-таки день святого Валентина на дворе. Бархатное сердце с вышитыми смешными желтыми человечками положили около траурного венка с надписью «От Еврейского агентства русскому народу», в таком соседстве оно смотрится особо трогательно.

«Его шарф, – молодой паренек с двумя гвоздиками сжимает в руке полосатый шарфик болельщика «Спартака» и начинает всхлипывать. – Кто привязал?» – спрашивает он своих спутников. Те молча берут паренька под руки и отводят в сторону. Это друзья Дмитрия Денисова – студента Академии водного транспорта, которому в конце февраля должно было исполниться 21. На месте трагедии они долго не задерживаются. Постояв минутку, садятся в поезд и уезжают на Котляковское кладбище.

Несмотря на большое количество пассажиров, на «Автозаводской» непривычно тихо. Толпа выходит из поезда и, как по приказу, резко замолкает, увидев стену, цветы.

«Все стишки переписывают!» – вдруг непривычно громко раздается на всю станцию. Девица с желтыми волосами громко комментирует своему кавалеру происходящее. А люди и на самом деле внимательно читают, а некоторые и переписывают стихотворения.



Из тоннеля здесь пахнет ладаном

На перроне – венки и цветы

Проходящий! Земли не надо нам:

Нас в тоннеле схоронишь ты.

Мы по стенам взрывом размазаны

И разбросаны по проводам

Мы все вместе – такие разные

А остались здесь навсегда …



Неожиданно на станции появляется поп. На груди у него копилка для пожертвований на строительство мужского монастыря. Возможно, случайно он встает прямо напротив «стены Плача». На него никто не обращает внимания. Люди, если и кладут деньги, то в коробку, которая стоит посреди цветов. Кто поставил ее и кому будут переданы собранные средства (как и то, куда будут переданы иконки, свечки, игрушки после того, как пройдет траур), выяснить не удалось. Внезапно одна из дежурных по станции срывается, подбегает к месту сбора пожертвований, берет отсюда сто рублей и опускает их в коробку священнослужителя…


Опубликовано в номере «НИ» от 16 февраля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: