Главная / Газета 9 Февраля 2004 г. 00:00 / Происшествия

МИР ОКНАМИ НА ВОЙНУ

ВАЛЕРИЙ ЯКОВ

Сегодня в Москве снова траур. Город не замер от боли. Не затих в шоке. Он продолжает обычную жизнь – работает, отдыхает, веселится… И даже руководящие кепки по-прежнему на головах. Лишь черные ленты на древках госфлагов бьются в порывах ветра, празднуя свой час. Они, эти черные ленты, сегодня выше госфлага. С одной стороны – всего лишь традиция. С другой – символ наших дней.

На передовую… Ею уже стало столичное метро.
На передовую… Ею уже стало столичное метро.
shadow
У очередного столичного теракта много общего с теми, что прогремели в минувшем году и ранее. Абсолютно невинные люди оказались один на один с чужой беспощадной волей и погибли абсолютно ни за что. Их с легкостью принесли в жертву чьим-то кровавым интересам – нанесли удар по самым беззащитным. По тем, у кого нет охраны, персонального авто и гарантий неприкосновенности. Если принимать версию о тщательно спланированном теракте, то надо признать – били прицельно: час пик, метро, загруженная ветка, переполненный вагон, массовые жертвы. И расчет, как всегда, на всеобщую панику. Но вот как раз с этого момента у организаторов расчеты дали сбой – паники не было. И в этом самое важное отличие нынешней трагедии от всех предыдущих. Москвичи не поддались на кровавую провокацию.

Даже в тоннеле метро, где царили ужас и смерть, уцелевшие люди вели себя поразительно сдержанно, помогая друг другу выбираться из ада, не кляня окружающих, не истеря и не надеясь на власть. Так ведут себя на войне, когда становится привычной канонада, когда близкий разрыв не пугает, потому что ты его услышал, и значит – жив! А шальная пуля – как судьба.

Город привыкает к быту окнами на войну. И понимает, что живой снаряд, долетевший из-за линии фронта, может в любой миг рвануть и на рок-концерте, и под стенами Кремля, и в метро… Городу не важно, с какого фронта этот снаряд – с чеченского, с политического или с международно-террористического. В любом случае – хотелось бы уцелеть и чувствовать себя защищенным. Но шансов на это все меньше, если судить по тенденции: число терактов растет, удары все прицельнее, а власть бьется с последствиями, не устраняя причин.

Израиль, самая многострадальная и многоопытная страна на ниве борьбы с терроризмом, не скрывает от остального мира основных методов этой борьбы. Нельзя сказать, что успехи впечатляют, а проблема решена. Но есть очевидные вещи, от которых никому не уйти. На своем печальном опыте Израиль доказал, что усилиями даже самых мощных спецслужб проблему не решить. Если рядовые граждане не станут внимательней друг к другу, не озаботятся собственной безопасностью и не будут беречь сами себя, то никакая спецслужба не поможет. Остановить террориста-смертника почти невозможно. Почти. Потому что израильские спецслужбы тоже бьются со следствием, не устраняя причины. А причина – палестинский вопрос. И официальный Тель-Авив вынужден его решать, садясь за стол переговоров. Вынужден. Другого выхода нет. Даже стирание с лица земли домов, в которых жили смертники, проблемы не решает. Скорее наоборот – смертников становится больше.

У нас в чеченском вопросе израильский опыт учтен своеобразно. Мы тоже уничтожили в Чечне тысячи домов, тоже превратили целую республику в резервацию, в которой действуют законы войны и жизнь человека ничего не стоит. Но мы это сделали не после, а до того, как появились шахиды. Первые зерна ненависти Москва стала сеять в Чечне еще в декабре 1994-го, утюжа бомбовыми ударами Грозный. И затем методично стирая с лица земли одно селение за другим. Генерал Грачев входил в Грозный, как в Берлин 45-го, не жалея ни своих, ни чужих. И чужих становилось все больше.

Десять лет наши ястребы щедро посыпают эту землю зернами ненависти, отдавая ее на истерзание убийцам-будановым, из которых потом публично лепили образ героя. И зерна стали давать свои черные всходы. На почве, взрыхленной Москвой. Туда потянулись наемники, международные инструкторы, деньги из дальнего зарубежья. Но почву готовили мы.

За десять лет в Чечне выросло целое поколение детей, не знающих мира. Не понимающих, что русские – это не только федералы в камуфляже. Подростки 94-го давно уже стали взрослыми. Если выжили. За эти десять лет у них особого выбора не было – либо страх умереть от своих, либо страх умереть от чужих. И когда чужие вели себя по-будановски, побеждал Басаев, Абу-Валид и прочие «черные арабы». Когда наши политики раз за разом в нацистском угаре сознательно разжигали античеченскую истерию – снова побеждали басаевы. Это мы толкали в их ряды поколение, брошенное среди войны. А уже из брошенного поколения они стали лепить шахидов. И, начиненных тротилом, возвращать к нам.

После трагедии в метро отечественные нацисты всевозможных мастей и рангов стали призывать к чрезвычайному положению, к ужесточению правил регистрации, к особому режиму для Москвы, к зачистке столицы от кавказцев и тотальной проверке всех фирм и компаний, в которых работают уроженцы Чечни. В громком хоре призывов как-то позабыли о том, что после подрыва московских домов тоже объявили охоту на чеченцев, но позднее в списке террористов не оказалось ни одного чеченца. Еще раньше, в 1994-м, после взрыва в столичном автобусе, тоже искали чеченский след. А задержали подполковника Воробьева – агента наших спецслужб, который и подложил бомбу. О его национальности говорить уже не стали. Но теперь пострадавшие от взрыва еще брели по задымленному тоннелю, а радио и телеканалы уже вбивали в сознание граждан, что разыскивается мужчина-кавказец в возрасте от 30 до 35 лет. Гражданам откровенно давали понять, какой национальности враг. Политики-нацисты изо всех сил сводили проблему к пятой графе. И Басаев снова праздновал победу.

В декабре, после взрыва на Манежной, мы писали, что следующий удар, скорее всего, будет нанесен по метро. Мы призывали быть бдительней и ни на кого не надеяться. Беречь детей, беречь близких, себя. Мы понимали всю условность таких призывов, но прогремевший взрыв еще раз подтвердил – надеяться действительно не на кого. За прежние взрывы не ответил ни один силовик. Органы трясут олигархов, делят собственность и суетятся у трона в ожидании бесконечных наград за мнимые победы. Политики увлечены имитацией выборов и ответственность за беду сваливают на туманные международные центры. Отечественные нацисты призывают к особому положению и зачистке столицы. Спецслужбы разыскивают лицо кавказской национальности, фоторобот которого почему-то сильно смахивает на лицо начальника ГУВД генерала Пронина…

Сегодня мы публикуем список погибших. Очередной список жертв необъявленной войны. Как бы она там ни называлась – чеченская, антитеррористическая, международная… В этом очередном скорбном списке только фамилии. И ни слова про национальность. Слава богу, но так уж принято. Наверное, потому, что перед лицом смерти мы все равны, вне зависимости от пятой графы. Это только при жизни нас по графе разводят, деля на своих и чужих. На верных и неверных. На снаряды и жертвы. Жаль, когда идем на поводу…


Опубликовано в номере «НИ» от 9 февраля 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: