Главная / Газета 3 Февраля 2004 г. 00:00 / Происшествия

«Я стояла у зеркала, прихорашивалась»

Взрыв у двери Елены Трегубовой милиция расценила как хулиганство

герман петелин

Вчера в центре Москвы, в доме № 10 по Большому Гнездниковскому переулку прогремел взрыв. Бомба сработала напротив двери квартиры, в которой живет известная журналистка, автор скандальной книги «Байки кремлевского диггера» Елена Трегубова. В милиции происшествие расценили как обыкновенное хулиганство. Но писательница заявила, что хотели взорвать именно ее.

Хозяйка квартиры через несколько часов после взрыва.
Хозяйка квартиры через несколько часов после взрыва.
shadow
Вчера днем Большой Гнездниковский переулок был запружен спецмашинами и людьми в форме. Здесь были все. Милиционеры, пожарные, взрывники, врачи и даже настоящие диггеры. Между ними сновали перепуганные жильцы, пытаясь проникнуть к себе домой.

Их не пускали. Нормальная жизнь дома №10 оказалась парализована. Любопытные журналисты совали всем прохожим в лица микрофоны и просили рассказать о взрыве и журналистке Трегубовой.

«А кто это?» – спросил худощавый парнишка по имени Ваня, а затем рассказывал о взрыве. – Где-то около двух часов дня услышал хлопок. А потом почувствовал запах гари». Все слушатели тут же напряглись, и молоденькая журналистка с дрожью в голосе спросила: «Задымление сильное было?». «Не знаю, – ответил парень. – У меня нос забит – насморк». Девушка расстроилась. Ваня ее тут же успокоил: «Но чуть-чуть я почувствовал!»

Сгустить краски Иван не успел, появился представитель пресс-службы ГУВД Москвы. Он рассказал, что взрыв произошел в 13. 57. Взрывное устройство было эквивалентно 70 граммам тротила. Привязано оно было к дверной ручке.

– Расскажите о разрушениях? – требовали журналисты.

– Серьезных разрушений нет, оторвало наличник двери, сбило взрывной волной плафоны с ламп.

– А, Трегубова, что с ней? Она была в квартире?

– В этой квартире никто в момент взрыва не находился, в ней с 2000 года никто не прописан и никто не живет.

– А версии?

– Склоняемся к версии о хулиганстве, – закончил милиционер.

Журналисты расходиться не спешили. Все хотели услышать комментарии главного кремлевского «диггера». Но Елена Трегубова вышла из другого подъезда, не там, где ее ждали. У нее был растерянный вид, тревожный взгляд и испуганный голос. Журналистка поведала о странном звонке:

«Недавно раздался звонок, – произнесла она. – Мужской голос сказал: «Поздравляем, Елена Викторовна, вам посылка, только вот адрес ваш отклеился». Я спросила, от кого, но мне не сказали, а попросили назвать адрес. Но моя подружка, тоже очень известная журналистка, Маша Слоним, которая в этот момент была рядом, шепнула: «Не говори!» И я не сказала».

Трегубова уверена, что таинственный звонок и взрыв связаны между собой. И ей очень повезло. «Я должна была выходить в это время на улицу, но по своей вечной привычке опаздывала. Стояла у зеркала, прихорашивалась. К этому моменту мне уже позвонили снизу и сказали, что такси, которое я заказывала, приехало. И тут раздался взрыв. Значит, прослушивали мой телефон».

Взрывное устройство, по словам Елены, было прикреплено к двери напротив. Ее дверь не пострадала, но кошки Трегубовой очень испугались.

Еще Трегубова рассказала о книгах, которые взяли милиционеры, «чтобы изучить ее творчество».

В этот момент основная журналистская масса заметила, с кем разговаривают их коллеги, и бросилась к писательнице. «Да что вы делаете», – растерянно ойкнула Елена напиравшим на нее репортерам. И начала повторять свой рассказ заново.


Опубликовано в номере «НИ» от 3 февраля 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: