Главная / Газета 29 Января 2004 г. 00:00 / Происшествия

Любовницы смерти

Женщин-террористок толкают на самоубийство вполне земные страсти

Валентин БОЙНИК, Иерусалим

Теракт, устроенный в середине января палестинской террористкой в Израиле, всколыхнул весь мир. Впервые ХАМАС отправил на смерть женщину. Все заговорили о женском исламизме. Однако к воинствующему исламу смертницы не имеют никакого отношения. На самоубийство чаще всего их толкает несчастная любовь.

Палестинку Рим Салах Рейши отправил на теракт муж, а снаряжал – любовник.
Палестинку Рим Салах Рейши отправил на теракт муж, а снаряжал – любовник.
shadow
Палестинка Рим Салах Рейши, которая 14 января подорвала себя на КПП Эрез на границе Израиля с сектором Газа (см. «Новые Известия» от 15.01.2003), пошла в смертницы не по своей воле. Совершить теракт (в котором, кроме нее, погибли четыре человека) Рим Салах, мать двух малолетних детей, отправил муж, а снаряжал… любовник. Супруг молодой женщины (ей исполнился 21 год) – активист группировки ХАМАС, взявшей на себя ответственность за теракт. Он сумел доказать своей неверной жене, что во имя спасения чести семьи необходимо взорваться вместе с израильскими солдатами. Любовник Рим Салах тоже проявил сознательность и снабдил соблазненную им женщину поясом со взрывчаткой. До КПП несчастную провожал муж.

История Рим Салах потрясла весь мир. Все заговорили о новом виде терроризма – женском. Однако явление это арабскому миру знакомо давно. Еще в середине 50-х гг. прошлого века на французское население Алжира наводили ужас «Девочки Ясера». Студентки из приличных семей подкладывали бомбы в людных местах. Только за один день, 30 сентября 1956 г., эти милые девчушки взорвали сразу несколько кафе в столице Алжира. Правда, на самопожертвование они не шли, но в остальном мало чем отличались от своих последовательниц на Святой земле.

Самой знаменитой палестинской террористкой современности остается Лейла Халед (кстати, выпускница МГУ). Дважды возглавляемая ею банда угоняла израильские гражданские самолеты. Первый раз 23 июня 1968 г. 25-летняя Халед и боевики «Народного фронта освобождения Палестины» в аэропорту Афин захватили «Боинг-707» авиакомпании «Эль–Аль» и заставили экипаж лететь в Дамаск.

Тогда правительство Израиля совершило большую ошибку, согласившись обменять 35 пассажиров и экипаж самолета на арестованных палестинских террористов. Этот угон прославил Лейлу и вдохновил на новые подвиги. Спустя всего два месяца, 6 сентября того же года, отважная палестинка с никарагуанцем Патрисио Аргуэльо вновь попытались захватить израильский самолет. Теперь уже в лондонском аэропорту. На этот раз неудачно. Сотрудники израильской службы безопасности, находившиеся на борту, убили Аргуэльо и арестовали Халед.

Но Лейла Халед – безжалостная террористка, не обремененная сомнениями. В самоубийцы такие, как она, не идут. Первой палестинской террористкой-камикадзе стала Ваффа Идрис из Рамаллы. 27 января 2001 г. она подорвала себя в толпе на улице Яффо в Иерусалиме. Погибли евреи, арабские граждане Израиля и туристы. Говорят, что на такой шаг Ваффу толкнула несчастная любовь.

Таким образом, Рим Салах никак нельзя назвать первой женщиной-камикадзе. Но она была первой представительницей прекрасного пола, завербованной в смертницы ХАМАС. После теракта духовный лидер этой организации шейх Ахмед Ясин заявил, что «отныне женщины-шахидки будут идти в бой наравне с мужчинами». Еще ранее Ясин сказал: «Когда придет решающий час битвы с неверными всего мира, в бой отправятся все – женщины, мужчины, старики, дети».

Это заявление иначе как диким назвать нельзя. Ведь терроризм и ислам несовместимы, а женщина, сеющая смерть среди невинных граждан, считается порождением дьявола. Согласно Корану, человек может отнять жизнь другого человека только в трех случаях: если он, как воин, сражается с врагами, если суд на законных основаниях утвердил смертный приговор и, наконец, если жизни конкретного человека угрожает опасность. Самоубийство никоим образом не подпадает под эти статьи. Для женщины грех самоубийства в десять раз страшнее, чем для мужчины. Идя на смерть, она лишает милосердия и милости Всевышнего не только себя, но и всех родных (даже еще не родившихся).

Врачи-психиатры, изучавшие в царской России проблему вовлечения женщин в террор (боевички-народоволки, а затем эсерки), утверждали, что в «женщине с бомбой патологического компонента больше, чем в мужчинах-террористах». В этом я убедился, беседуя в израильской женской тюрьме Неве-Тирца с палестинками, завербованными террористическими организациями.

Турайе Хамури 26 лет. Симпатичная молодая женщина. Закончила университет, но, несмотря на образование и профессиональную востребованность, долго не могла устроить личную жизнь. Наконец она встретила, как ей казалось, достойного мужчину, однако перед самой свадьбой жених сбежал. Для Турайе это был удар. Вероятно, вспомнив арабскую пословицу, которая аналогична русской «на миру и смерть красна», покинутая невеста решила предложить себя «Танзиму», военизированному крылу ФАТХ, которой руководит Ясир Арафат.

Похожая судьба и у 28-летней Шифы аль-Кураси. От нее ушел муж. Для женщин, воспитанных в ортодоксальных мусульманских семьях, это страшный позор. Иногда от них отворачиваются даже близкие родственники. У Ширы не было средств содержать ребенка. На нее обратили внимание так называемые координаторы смерти из «Танзима», рекрутирующие смертников и смертниц.

Спецслужбам Израиля известны попытки завербовать молодых русских женщин, вышедших в свое время за палестинцев, а затем порвавших с ними. Согласно законам шариата, дети от подобных браков остаются с отцами. Не желая расстаться со своими чадами навсегда, несчастные матери остаются в автономии. И хотя в смертницы русские жены пока не записались, среди пособников террора одна уже отметилась. Ирина Полищук, прибывшая в Израиль, чтобы заработать древнейшим промыслом, была в одной машине с Арин Ахмед и грозилась собственноручно убить ее, если та не одумается.

Разумеется, террористок вербуют не только «Танзим» и ХАМАС. Женские батальоны смерти есть в «Исламском джихаде», «Хезболле», «Народном фронте освобождения Палестины» и других террористических организациях.

Мне приходилось беседовать и с террористами мужского пола. Мужчинами их не назовешь потому, что среди них я видел юношей, иногда даже мальчишек. В них клокочет такой заряд ненависти к неверным вообще и к евреям в частности, что жизнь сама по себе представляется им мукой. Кроме того, юнцы, идущие на смерть, в реальность этой самой смерти не верят. Точнее говоря, для них смерть означает переход в иной, райский, «живой мир», где их ожидают 70 девственниц.

У женщин иная мотивация. Они не относят себя к «воинству Аллаха». Они желают прекратить душевную муку. Именно несчастные, в чем-то ущербные, душевно разбитые женщины – находка для координаторов смерти. Эти координаторы подобны сутенерам, собирающим дань с проституток, но тут дань самой высокой пробы – они забирают жизнь.


Опубликовано в номере «НИ» от 29 января 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: