Главная / Газета 29 Января 2004 г. 00:00 / Происшествия

Бомба для Питера

Российские ученые-атомщики требуют от президента РФ 5 миллионов евро

Герман ПЕТЕЛИН

Сегодня заместитель директора Всероссийского НИИ атомного энергетического машиностроения Игорь Острецов и старший научный сотрудник этого же института Валерий Волков собираются посетить Верховный суд РФ. Они хотят узнать, когда будет рассматриваться поданный ими иск на 5 млн. евро к Владимиру Путину. Ученые считают, что президент России неправомерно продлил срок эксплуатации 1-го энергоблока Ленинградской АЭС, тем самым приняв решение, которое угрожает ядерной безопасности страны.

Никто не хочет повторения чернобыльской трагедии.
Никто не хочет повторения чернобыльской трагедии.
shadow
Оба ученых, подавших иск, знают о радиационных катастрофах не понаслышке. Доктор технических наук, профессор Игорь Острецов проработал на Чернобыльской АЭС руководителем работ Минэнергомаша СССР с мая 1986 года по июль 1987. Он также был членом комиссии государственного комитета по науке и технике, которая занималась расследованием причин чернобыльской аварии. Там, на зараженной станции, Острецов и получил 2-ю группу инвалидности. Валерий Волков в то время жил и работал в Припяти. Он также участвовал в ликвидации последствий аварии. Семью эвакуировали из города лишь на следующий день после взрыва на станции. Его жена сейчас больна раком. Сам Волков – инвалид 3-й группы.

Поводом для подачи иска стало решение о продлении ресурса работы 1-го энергоблока Ленинградской АЭС, блока «чернобыльского типа». Дело в том, что 7 января 2004 года закончился срок эксплуатации 1-го блока. Ни один из российских законов не предусматривает продление ресурса ядерных объектов. А согласно Закону РФ «Об использовании атомной энергии», решения по вопросам безопасности при использовании атомной энергии принимает президент РФ. Именно поэтому в качестве ответчика определен Владимир Путин.

Ученые зарегистрировали исковое заявление 12 января. Еще 19 января они должны были получить ответ о сроках рассмотрения этого щекотливого дела. Письма они так и не дождались, поэтому намерены лично посетить здание Верховного суда и выяснить судьбу искового заявления. В своей победе Острецов и Волков не сомневаются. По их мнению, решение о продлении сроков эксплуатации 1-го блока Ленинградской АЭС может обернуться катастрофой для страны. А ведь аварии на ЛАЭС уже случались.

Атомный заряд на Балтийском берегу

Первый серьезный инцидент там произошел в 1975 году. 28 ноября над городом Сосновый Бор, где находится станция, поднялось радиоактивное облако, во внешнюю среду было выброшено 1,5 млн. Ки радиоактивности. Не было принято никаких мер для защиты населения. Между тем радиоактивный фон в центре города превысил нормальный в несколько раз. Легкое облучение получили и жители прилегающих территорий. Лишь в марте 1976 года после запросов правительств Швеции и Финляндии СССР признал факт аварии на ЛАЭС.

Пока не грянул «чернобыльский гром», к аварийным ситуациям на атомных станциях относились довольно спокойно. После трагедии в стране заговорили о необходимости пересмотра политики в области атомной энергетики. Ленинградская АЭС снова оказалась в центре внимания. Оснащенная реакторами чернобыльского типа, которые не имеют защитной оболочки и прочного корпуса, она несла реальную угрозу не только жителям многомиллионного Питера, но и всему прибалтийскому региону.

Опасность создавали не только реакторы, но и условия хранения ядерных отходов. К 1996 году здание хранилища ЛАЭС было изношено до предела и требовало экстренного обследования строительных конструкций. Снизу доверху оно было испещрено многочисленными трещинами, которые достигали нескольких сантиметров в ширину. Из пазов на стенах вываливались куски бетона и кирпичи. Из-за негерметичности оболочки тепловыделяющих сборок и контейнеров, в которых они находятся, росла радиоактивность воды в бассейнах охлаждения. Ежесуточно сквозь неплотные стены зараженная вода проникала в почву. А от здания хранилища до берега Балтийского моря – около 90 метров.

Междусобойчик на АЭС

Экологи ждали наступления 2004 года с нетерпением. 7 января заканчивался срок эксплуатации 1-го блока ЛАЭС. Однако еще в 2003 году стало понятно, что прекращать работу энергоблока никто не собирается. В июле прошлого года на ЛАЭС прошла конференция по итогам углубленной оценки безопасности (УОБ) 1-го энергоблока станции. В ее работе приняли участие специалисты из Госатомнадзора РФ, Минатома РФ, концерна «Росэнергоатома», РНЦ «Курчатовский институт» и других авторитетных организаций. Приехали на этот слет ядерщиков и представители Шведских международных проектов по ядерной безопасности (SIP), Финского надзорного органа за ядерной и радиационной безопасностью (STUK), Министерства энергетики США (DOE) и Управления по вопросам атомной энергии Великобритании. Собравшиеся пришли к выводу, что после модернизации энергоблок по уровню безопасности будет удовлетворять всем действующим российским и международным требованиям, нормативам и рекомендациям.

Но экологи этого мнения не разделяют. «Это был обыкновенный междусобойчик, – считает директор программы по ядерной и радиационной безопасности Российского Зеленого Креста Владимир Кузнецов. – Минатом устраивает такие встречи регулярно». Экологи уверены, что оценка безопасности была предвзятой. По их словам, изначально было определено, что вывода из эксплуатации ЛАЭС не будет. У Минатома просто на это нет средств.

Так или иначе, но решение о начале модернизации уже принято. 22 декабря 2003 года энергоблок №1 Ленинградской АЭС был остановлен на капитальный ремонт. Через три дня Госатомнадзор России выдал на 3 года лицензию на выполнение ремонтных работ на остановленном первом энергоблоке, а также на проведение работ по реконструкции и модернизации, связанных с подготовкой к продлению срока эксплуатации. Ремонт продлится до середины лета этого года. После этого Госатомнадзор должен принять окончательное решение. Впрочем, замминистра РФ по атомной энергии Владимир Асмолов не сомневается, что лицензия будет получена.

«Выступление экологов для нас не новость, ведь они ратуют за полный запрет атомной энергетики, – сообщил «НИ» начальник центра информации Ленинградской АЭС Сергей Аверьянов. – А здесь идет речь о реакторе канального типа. Что касается дефектов, которые якобы есть на станции, то эта информация не совсем корректна. С 1989 года у нас на станции шла интенсивная модернизация всех систем. Система трубопровода обновлена полностью. Мы проводим специальный контроль металла, который выявляет микротрещины в трубопроводах и сварных соединениях. Заметьте, не трещины, а «микро». В справках экологов информация о дефектах представляется таким образом, чтобы человек, не связанный с атомной энергетикой, приходил в шок от якобы имеющихся безобразий. Но все эти факты не имеют той степени значимости, которую им придают «зеленые».

По словам Владимира Кузнецова, энергоблоки ЛАЭС с реакторами большими многоканальными (РБМК) первого поколения (блоки №1 и №2) не соответствуют требованиям действующих правил и норм по безопасности в атомной энергетике. «Отсутствие систем локализации позволяет уже сейчас требовать ограничения срока их эксплуатации, – говорит он. – Дальнейшая эксплуатация может рассматриваться лишь при условии осуществления ежегодного контроля над металлом оборудования и трубопроводов, выполнения мероприятий по повышению надежности и безопасности, обеспечения строгого соблюдения технологического регламента». Кузнецов утверждает, что в проектах энергоблоков первого поколения ЛАЭС не соблюдались требования к выбору основных и сварочных материалов и качеству сварных соединений. Например, на третьем, более новом, блоке во время капитального ремонта на сварных соединениях трубопроводов Ду-300 КМПЦ было выявлено 370 трещин.

«Ленинградский блок – самый опасный»

Экологи и ученые тревожатся не только за Ленинградскую АЭС. По мнению Игоря Острецова, доля ядерной энергетики в общем энергопроизводстве не так уж и высока, а наличие атомных станций создает неоправданный риск. «Атомной энергетики, с точки зрения влияния на основную технологическую проблему современности – проблему компенсации эмиссии углекислоты в атмосферу Земли, – практически не существует, – говорит профессор Острецов. – Есть только куча проблем, связанных с хранением отходов и выводом из эксплуатации блоков после выработки ресурсов».

Сейчас в России работает 5 блоков, уже выработавших свой ресурс. Один на Кольской АЭС, два на Нововоронежской АЭС, один на Билибинской АСЭ и теперь один на Ленинградской АЭС. Все они, по мнению ученого, должны быть немедленно остановлены. «Ленинградский – самый опасный из них, – считает Острецов. – А его собираются реконструировать. Именно поэтому мы подали иск».

Все ссылки представителей Минатома на США, где продлены сроки действия энергоблоков, по словам профессора Острецова, не соответствуют реальному положению вещей. «Вывод из эксплуатации – дело дорогостоящее, – говорит он – На такое же мероприятие немцы потратили 700 млн. евро. У Минатома таких денег нет. Но Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) запрещает эксплуатировать блоки типа РБМК. И никакие независимые эксперты никогда не дадут такого разрешения». Острецов и сам признает безвыходность ситуации. Но, по его мнению, иск может заставить Минатом задуматься над тем, как вывести науку из тупика. Именно на науку собираются потратить 5 млн. евро ученые. Если эти деньги, конечно, удастся отсудить у Путина. «Не получится в Верховном суде – будем судиться в Страсбурге», – объясняет Острецов.

Мы уступаем только Японии и Германии

Представители концерна «Росэнергоатом» отказались комментировать иск ученых к Владимиру Путину, но сообщили «НИ», что многие факты, изложенные в исковом заявлении, просто не соответствуют действительности.

«Что касается безопасности РБМК, то с 1992 года все блоки такого типа прошли модернизацию, на них были установлены дублирующие системы управления, – заявили в «Росэнергоатоме». – Они соответствуют всем установленным российским и международным нормативам. Объективных поводов для беспокойства сейчас просто нет. Если оценивать надежность и безопасность российских АЭС по количеству внештатных ситуаций, возникающих на энергоблоках, то по этим показателям мы уступаем только двум странам: Японии и Германии. Изменились и требования к персоналу. Так что никакого повторения чернобыльской катастрофы просто быть не может. Модернизация и реконструкция энергоблоков атомных станций первого поколения только способствует дальнейшему увеличению уровня безопасности АЭС. А продление сроков их службы входит в число основных приоритетов развития атомной энергетики страны и является экономически эффективным использованием инвестиционных средств». Ссылка на МАГАТЭ, по словам представителей «Росэнергоатома», безосновательна: «Эта организация может только давать рекомендации, но никак не запрещать. Те, кто подают такие иски, пытаются сыграть на еще не остывших чувствах граждан, не забывших чернобыльскую катастрофу. И просто дестабилизировать обстановку накануне выборов президента».

Однако Игорь Острецов говорит, что подача иска совпала с началом президентской кампании случайно и не имеет никакой политической подоплеки. Ведь Владимир Путин выступает ответчиком лишь номинально – по закону претензии можно предъявить только главе государства.


Опубликовано в номере «НИ» от 29 января 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: