Главная / Газета 13 Января 2004 г. 00:00 / Происшествия

Секретный вердикт

За взрывы домов в Москве и Волгодонске ответили только два террориста

Саид БИЦОЕВ, Ирина ВЛАСОВА

Вчера Московский городской суд приговорил двоих подозреваемых по делу о взрывах в 1999 году жилых домов в Москве и Волгодонске к высшей мере наказания – пожизненному заключению. Генпрокуратура выполнила свои обязанности, но, по мнению адвокатов потерпевших, точку в расследовании ставить рано – по крайней мере еще двое подозреваемых остаются на свободе. Кроме того, вчерашнее решение суда фактически лишает пострадавших от этих терактов возможности получить компенсации.

Деккушев и Крымшамхалов признают свою вину, но частично.
Деккушев и Крымшамхалов признают свою вину, но частично.
shadow
Мосгорсуд признал Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова виновными в организации целой серии преступлений. Кроме взрывов домов, двум террористам инкриминируется участие в незаконных вооруженных формированиях, изготовление, хранение и перевозка взрывчатых веществ, покушение на убийство, а также не столь тяжкие преступления, как дача взятки сотруднику ГИБДД и незаконное пересечение границы.

Когда читаешь длинный список преступлений, совершенных Деккушевым и Крымшамхаловым, главные преступления – взрывы жилых домов в Москве и в Волгодонске как-то незаметно уходят на второй план. Хотя эти теракты признаны самыми кровавыми за всю историю нашей страны. Под руинами обрушившихся зданий погибли более 240 человек.

Генерал ФСБ Владимир Зданович практически сразу после терактов, задолго до суда и официального расследования объявил, что виновники взрывов известны и следы их ведут в Чечню. Именно эти взрывы, вкупе с вторжением отрядов Басаева в Дагестан, стали основанием для начала «антитеррористических» действий в Чечне. Опросы показали, что население, напуганное массовыми терактами, готово смириться с любыми действиями против мятежной республики, и вторая чеченская кампания стартовала.

Однако самое удивительное состоит в том, что ни тогда, ни сегодня среди организаторов и исполнителей чудовищных взрывов следствие не нашло ни одного выходца из Грозного. Хотя официальные лица не раз напоминали, что заказчиками являются арабские наемники Хаттаб и Абу Умар, которые шастают в чеченских горах. Назывались также имена исполнителей – выходцы из Карачаево-Черкесии Очемез Гочияев, Хаким Абаев, братья Батчаевы – Заур и Тимур, Юсуф Крымшамхалов, Адам Деккушев, а также житель Уфы Денис Сайтаков. Хаттаб вскоре таинственно сгинул, а Абу Умар практически неуловим. Таким образом опровергать «официальную версию» никто не стал.

Как ни странно, командиры сепаратистов, которые так любят брать на себя резонансные преступления, вплоть до взрыва в токийском метро или пожара в африканской саванне, в этот раз будто в рот воды набрали. Не стали признаваться на своих сайтах, что смерть жителей столицы и Волгодонска на их совести, ни Масхадов, ни Басаев, ни Гелаев, ни другие предводители мятежных чеченских отрядов, которым нечего терять. Более того, Масхадов публично заявил, что они не воюют с мирным населением.

Между тем маховик военной кампании был раскручен. Войска захватили равнинную часть республики. Никто не смог представить более-менее убедительных доказательств происхождения взрывов, хотя следственные органы время от времени демонстрировали задержанных жителей Чечни, которые могли иметь к ним отношение.

А где-то через год «Новая газета» опубликовала письмо главного подозреваемого Очемеза Гочияева, объявленного в международный розыск. Он просил прощения у жителей Чечни, которые пострадали по его вине. Гочияев признал, что невольно стал исполнителем чужой воли, но при этом не стал распространяться, кто выступил заказчиком взрывов многоэтажек. Эта информация до сих пор остается самой большой тайной чудовищного преступления. Кому это было нужно, кто за этим стоит? Прошедший суд не дал ответы на эти вопросы.

Вчера уроженец Карачаево-Черкесии Адам Деккушев и житель Кисловодска Юсуф Крымшамхалов были приговорены к высшей мере наказания по семи статьям Уголовного кодекса России, в том числе «терроризм» и «убийство с особой жестокостью». Судебный процесс начался еще 31 октября 2003 года. Все заседания, кроме последнего, проходили в закрытом режиме, поскольку многие материалы дела были признаны секретными. Даже обвинительный приговор зачитывался в сокращенном варианте. Присутствовавшие в зале суда услышали только вступительную часть и окончательный вердикт.

Адвокаты пострадавших считают приговор справедливым, но, по их словам, исход вчерашнего заседания вызывает множество вопросов. «Пока неясно, каких дальнейших действий можно ожидать от Генеральной прокуратуры, – заявил «Новым Известиям» адвокат Татьяны и Елены Морозовых, которые в результате теракта лишились жилья, Андрей Онищенко. – Непонятно, будет продолжаться расследование, стоит ли ждать новых уголовных дел? Увидим ли мы на скамье подсудимых организаторов тех страшных терактов и их пособников? Будут ли наказаны те, по чьему умышленному недосмотру мешки с гексогеном попали в Москву и Волгодонск? На сегодняшний день прокуратура свою задачу выполнила, но вопрос о том, кто спланировал теракт, остается открытым. Два человека не могут отвечать за то, что сделала организованная террористическая группировка. Я все же недоволен работой следствия. Многие вопросы относительно заказчиков теракта не принимались во внимание, поскольку «не имеют отношения к делу». Позиция суда странная. Таким образом, можно легко оставить за рамками расследования очень важные факты, которые в дальнейшем помогли бы расставить все на свои места».

На отсутствие всесторонности судебного процесса сетует и адвокат Юсуфа Крымшамхалова Шамиль Арифулов. Он высказал предположение о том, что показания свидетелей и исследования экспертиз были интерпретированы следствием на свой лад.

Сами осужденные признают свою вину лишь частично. Крымшамхалов утверждал, что знал, в каком деле он участвует, однако был против человеческих жертв и предлагал взорвать какой-нибудь технический объект. Деккушев сознался, что участвовал в закупке компонентов для приготовления взрывчатки, но думал, что в бетономешалке смешивают сухую краску, все составляющие которой были ему неизвестны. Сразу после оглашения приговора осужденные выразили намерение обжаловать его в Верховном суде. По словам Крымшамхалова, большинство фактов «основаны на лжи». Шамиль Арифулов уже составил и подал судье кассационную жалобу на приговор по делу его подзащитного. Он просит вышестоящую инстанцию отменить приговор и направить дело в Мосгорсуд на новое рассмотрение. Эту жалобу будет рассматривать Верховный суд России.

Кроме того, согласно вынесенному приговору, компенсации морального и материального ущерба 14 пострадавшим, чьи иски были удовлетворены ранее, должны будут выплатить сами осужденные. Истцы, родственники погибших и пострадавшие, считают такую ситуацию тупиковой, а их адвокат Игорь Трунов и вовсе указывает на незаконность такого решения суда.

«Сумма, которую мои пострадавшие при теракте надеются получить в качестве возмещения ущерба, составляет почти 4 млн. рублей. А все конфискованное имущество осужденных вряд ли может быть оценено даже в крохотную часть этой суммы. До организации взрывов в Москве и Волгодонске Деккушев и Крымшамхалов нигде не работали. Отбывая наказание в колонии строгого режима, они тем более не смогут выплатить эти деньги. Механизм возмещения вреда устроен совершенно по-другому. Деньги на выплаты пострадавшим должны быть выделены из бюджета. Только после этого государство вправе взыскать эти средства с организаторов теракта. По моему мнению, Мосгорсуд необоснованно сузил круг виновных до двух человек. Те, кто финансировал взрывы, и их пособники также должны нести ответственность. По делу проходит «ряд неустановленных лиц». По заверениям следователей, многих подозреваемых уничтожили в ходе спецопераций в Чечне и Грузии. Но те, кто остался в живых, объявлены в международный розыск. Необходимо установить, кто планировал финансирование, и обязать их оплатить ущерб. А пока они не предстали перед судом, деньги обязано выплатить государство».



За что судили Деккушева и Крымшамхалова

В первой половине сентября 1999 года в Москве и Волгодонске были взорваны три жилых дома со спящими людьми. В результате погибли 243 человека и 1742 получили ранения различной степени тяжести. Еще в феврале 2003 года генпрокурор России Владимир Устинов заявил, что заказчиками этого преступления являлись прежде всего Шамиль Басаев и два араба – Хаттаб и Абу Умар, убитые в 2002 году. Непосредственным организатором и исполнителем взрывов была группа Руслана Гелаева, в которую входили Адам Деккушев, Юсуф Крымшамхалов, Денис Сайтаков, Заур Батчаев, Хаким и Алим Абаевы, Равиль Ахмяров. Некоторые из них (Сайтаков, Ахмяров, Батчаев) уже убиты, трое находятся в международном розыске. Есть данные, что, например, Гочияев скрывается в Грузии. Деккушев и Крымшамхалов были арестованы в Грузии в 2002 году. Первый был перевезен в Москву летом прошлого года, а второй – в декабре. Летом же Деккушев дал признательное показание в ходе предварительного следствия, а в суде отказался от своих показаний, а Крымшамхалов лишь признал, что перевозил взрывчатку в Волгодонск, но не знал, для чего она предназначена, и к терактам в Москве отношения не имеет. Оба террориста – уроженцы Карачаево-Черкесии, прошли спецподготовку в лагерях Хаттаба на территории Чечни в 1997–1998 годах. Деккушев, живший в Волгодонске, будучи профессиональным подрывником, сам подготовил взрывное устройство и выбрал объект. Вместе с Крымшамхаловым на «КамАЗе» доставил из поселка Мирный в Карачаево-Черкесии в Волгодонск гексоген. Часть его позже была переправлена в Москву. В апреле 2003 года Генеральная прокуратура России завершила следствие по делу о взрывах. Мосгорсуд начал рассмотрение этого уголовного дела 31 октября 2003 года.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 января 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: