Главная / Газета 24 Декабря 2003 г. 00:00 / Происшествия

С Новым годом, Михаил Борисович!

Ходорковский будет сидеть до выборов президента

Герман ПЕТЕЛИН

Вчера Басманный суд Москвы удовлетворил ходатайство Генеральной прокуратуры РФ о продлении на три месяца срока содержания под стражей Михаила Ходорковского. Мотивировка простая: может сбежать за границу. У олигарха много денег на заграничных счетах и есть два загранпаспорта. А если он останется в следственном изоляторе, прокурорам будет намного спокойнее. Теперь Ходорковский будет находиться в следственном изоляторе «Матросская тишина» до 25 марта 2004 года. Вероятно, именно там он примет участие в выборах президента России.

Из доставки олигарха в суд снова устроили шоу.
Из доставки олигарха в суд снова устроили шоу.
shadow
Премьера предновогодней судебной трагикомедии состоялась. В ней было все. И закрученное начало: возможная угроза для жизни опального олигарха. И «юмористический момент»: приезд чудака- иностранца, пытающегося понять российское правосудие. И печальные комментарии адвокатов, и грозное молчание гособвинителя. Народное сострадание главному сидельцу изображали статисты из ЮКОСа. А народный гнев – просто прохожие. Страна два дня смотрела интересное шоу, финал которого был в общем-то известен заранее. На свободу Ходорковского никто не собирался отпускать.

Судебное заседание вчера снова началось с маленькой сценки, которую разыграли спецслужбы специально для журналистов. Ходорковского в суд привезли в простом воронке. И быстренько завели в здание. А минут через пятнадцать, уже с воем сирен, приехали синий бронированный «Форд» и микроавтобус. Из них быстренько выпрыгнули спецназовцы и исчезли в стенах Басманного суда. На кого был рассчитан этот фарс, непонятно. Лихие парни в штатском, как и позавчера, приняли на себя роль координаторов действий спецназа, судебных приставов и милиционеров. Они без комментариев закрывали входные двери перед журналистами. Заходить на первый этаж, где в одном из залов шло судебное заседание, было запрещено.

Вскоре в борьбу за безопасность жизни олигарха включилась председатель суда и сообщила, что журналистов не пускают внутрь по ее распоряжению, так как их присутствие в коридоре мешает процессу. Так люди в штатском оказались вроде бы и ни при чем. И журналисты остались топтаться на тротуаре перед желтым двухэтажным зданием в ожидании каких-нибудь новостей. А их все не было.

«Вакуум, информационный вакуум», – твердили журналисты. На них смотрел худой мужчина. В руках у него был свернутый плакат, а в глазах – тоска и отчаяние. У окружающих были блокноты, фотокамеры – все, что угодно, только не плакаты в защиту опального олигарха. «Извините, а вы не знаете, где митингующие?» – скромно спрашивал он. Все с жалостью смотрели на него и просили развернуть плакат. Но он отнекивался: «Одному неудобно».

Но вскоре гражданин возликовал. Группа поддержки нашлась, она стояла за зданием. И мужчина радостно побежал к ним, объясняя на ходу: «Я из демократического союза, но не из того, что с Новодворской». Вскоре он вернулся назад еще с двумя союзниками и с гордым видом развернул свой плакат с надписью: «Свободу Ходорковскому, Лебедеву и Пичугину». Ряды сторонников олигарха продолжали расти. К ним присоединился бомж Володя с Ярославского вокзала. Впрочем, цели его были весьма корыстны.

«Я изобрел бестопливный двигатель, – с заговорщицким видом поведал Володя корреспонденту «Новых Известий». – Давно, еще когда жил в Архангельской области. Чтобы запатентовать изобретение, поехал в Москву. Здесь был ограблен милиционерами, паспорт забрали грузины. А документы с чертежами я отправил в администрацию президента и патриарху. Но пока ответ не пришел».

Синяк под глазом у Владимира красноречиво доказывал, что человек он настойчивый и своих убеждений просто так не меняет: «Мне нужно увидеть Ходорковского, у него есть фонд, который помогает гениям, он должен мне помочь. Если не он сам, то кто-нибудь из адвокатов».

В этот момент перед зданием суда появился канадский защитник Роберт Амстердам и, словно фантом, растворился в московской толпе. На его лице уже не было вчерашнего оптимизма. Пресс-секретарь фонда «Открытая Россия» Максим Дбар тут же объяснил журналистам выражение лица иностранного гостя:

«Еще вчера судья принял решение о запрете участия в процессе Роберта Амстердама, даже в качестве наблюдателя. Никаких обоснований своему решению судья не представил. Хотя по закону Роберт Амстердам может быть наблюдателем». Затем адвокат Антон Дрель сообщил журналистам, что в заседании объявлен полуторачасовой перерыв для ознакомления с новыми документами, которые представило обвинение. Потом появился Генрих Падва и повторил все слово в слово.

Спустя два часа Генрих Падва снова вышел из здания и сообщил, что суд удалился на совещание. При этом он позавидовал журналистам, находящимся на улице: «Мы сидим в жаре и духоте, а вы на свежем воздухе». Журналисты в ответ радостно прошмыгали носами. А адвокаты уехали на пресс-конференцию.

В это время государственный обвинитель Валерий Лахтин с кем-то громко разговаривал по мобильному телефону: «Что, Падва так сказал в прямом эфире? – удивлялся он, а потом успокаивал своего собеседника. – Все будет нормально. Успокойся!»

Через час стало ясно, что он был прав. Суд удовлетворил ходатайство Генпрокуратуры.


Опубликовано в номере «НИ» от 24 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: