Главная / Газета 21 Ноября 2003 г. 00:00 / Происшествия

По прозвищу Зверев

Приморского собровца признали виновным в убийстве собственного командира

Георгий КЛИМОВ, Владивосток

В среду Советский районный суд Владивостока приговорил 44-летнего Романа Зверева капитана милиции, награжденного за чеченскую кампанию двумя орденами Мужества, к 13,5 года лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. Суд признал его виновным в убийстве своего командира Константина Илющенко.

Какая война, такие и нравы.
Какая война, такие и нравы.
shadow
Следствие и судебные процессы продолжались четыре года, с 31 октября 1999 года, когда на блокпосту № 24 был найден мертвым командир Приморского специального отряда быстрого реагирования Константин Илющенко. По первоначальной версии, он погиб при неосторожном обращении с гранатой. А зимой 2000 года во Владивостоке были арестованы четверо офицеров Специального отдела быстрого реагирования Управления по борьбе с организованной преступностью при УВД Приморья Адаменко, Павлюц, Родионов и Зверев.

Убил и взорвал

Осенью 1999 года приморский СОБР нес службу на блокпосту № 24 в районе молочно-товарной фермы села Акса Хасавюртовского района Дагестана на границе с Чечней. Командовал отрядом Константин Илющенко. Вечером 31 октября он вернулся в отряд в 22.30. А в 22.45 прогремел взрыв. Тело командира в цинковом гробу отправили на Алтай, в его родное село Журавлиха, где он и был похоронен. Родственникам не разрешили даже открыть гроб, чтобы попрощаться с погибшим.

Его вдова Татьяна настояла на проведении тщательного расследования гибели мужа. Оснований, по ее мнению, было предостаточно. Своей жене и близким друзьям Илющенко не раз говорил, что может не вернуться с этой войны. И если погибнет, то от рук своих коллег. Он пояснял, что, когда стал командиром отряда, собрал много материалов о противозаконных действиях подчиненных и дело зашло так далеко, что придется возбуждать уголовные дела против офицеров. Или им придется «убирать» самого Илющенко.

Тело Илющенко эксгумировали и в нижней части головы нашли пулю калибра 7,62 мм от патрона СП-4, выпущенную из специального бесшумного пистолета ПСС (пистолет специальный самозарядный). При проверке снаряжения бойцов приморского СОБРа, находившихся в момент гибели командира на блокпосту, оказалось, что такой пистолет был только у Романа Зверева. Он бережно относился к оружию, и его пистолетом никто не мог завладеть даже на время. Баллистическая экспертиза подтвердила, что выстрел был сделан именно из пистолета Зверева.

При обыске в его владивостокской квартире милиционеры нашли целый арсенал: тротиловую шашку, два снаряда для гранатомета, четыре запала к противопехотной мине, подствольный гранатомет, стреляющую рукоятку для специального штык-ножа разведчика, 37 специальных патронов. Боеприпасы нашли в квартирах и других арестованных собровцев. Они пояснили, что ничего странного в этом нет – мол, работают с оружием, вот и взяли домой. Не может же быть сапожник без сапог. А офицер Адаменко вообще заявил, что «скорее всего, эти тайники были сделаны по просьбе вышестоящего руководства».

Чистосердечное признание без протокола

Главным доказательством вины Зверева на суде стала аудиокассета с его признанием. Эксперты подтвердили, что на пленке записан голос Зверева, монтажа нет. Запись была сделана весной 2000 года. Зверева, сидевшего в СИЗО, вызвал на допрос следователь. Сказав, что протокол он вести не будет, следователь начал беседу. И тогда Зверев рассказал, что вечером 31 октября он окликнул проходившего мимо Илющенко и позвал покурить за блокпост. Говорили минут десять. Когда Илющенко попытался встать и уйти, Зверев выстрелил ему в голову из своего бесшумного пистолета. После этого перенес тело в другое место. Затем он положил гранату справа от головы, выдернул кольцо, отпустил скобу. Раздался щелчок, и он побежал. Зверев сказал, что об убийстве командира его никто не просил, денег за это ему не платили. Убил из чувства личной неприязни. Хотя так и не вспомнил, что плохого ему сделал Илющенко.

Вся беседа записывалась на диктофон, который лежал в кармане следователя. Показав кассету коллегам, следователь стал свидетелем и уже под протокол дал показания следственной бригаде. По слухам, в деле имеются показания других свидетелей о том, что после смерти командира приморские милиционеры хотели инсценировать нападение на блокпост, чтобы скрыть следы убийства и уничтожить ненужных свидетелей.

Четыре суда и три оправдания

Следствие было закончено в сентябре 2000 года, однако в ноябре 2000 года и в феврале 2001 года суд направлял дело на дополнительное расследование, оба раза сославшись на неполноту следствия. А в ноябре 2001 года из доказательств была изъята аудиокассета с записью признаний Зверева в совершении убийства, после чего он был оправдан. По протесту прокурора края оправдательный приговор Приморским краевым судом был отменен.

Суд трижды выносил Звереву обвинительные приговоры, и трижды адвокатам удавалось отменять решение, находить оправдательные аргументы. В кассационных инстанциях с доводами адвокатов соглашались. Так, после эксгумации тела Илющенко и извлечения пули адвокат Олег Котляров заявил суду, что это не тело командира Приморского СОБРа, и привел ряд доказательств: иной цвет волос, рост, отсутствие особых примет, свойственных Илющенко.

Последний судебный процесс длился более года. Суд признал Зверева виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ («убийство») и ст. 286 УК РФ («превышение должностных полномочий с применением насилия»), и приговорил его к 13,5 года тюрьмы.



Из служебной характеристики Романа Зверева

«Служит в СОБРе с 1995 года. За служебные командировки в Чечню и Дагестан награжден двумя орденами Мужества. Однако в УВД характеризуется отрицательно. Зарекомендовал себя как узкопрофессиональный сотрудник, не желающий обучаться тому, что, по его мнению, не нужно. Демонстративно высказывал нежелание изучать нормативные акты, регламентирующие деятельность милиции и оперативных подразделений. В совершенстве освоил специальности штурмовика, взрывника, снайпера, водителя, по которым мог работать самостоятельно. Однако в ситуациях, где требуется применить знания, гибкость мышления, – эмоционально крайне неустойчив, импульсивен, категоричен в оценках, не признает другого мнения.
В последние годы допускал ряд грубых нарушений служебной дисциплины, в связи с чем в 1997 году ему было объявлено неполное служебное соответствие, а в 1999 году объявлен выговор. Согласно заключению центра психиатрической диагностики УВД Приморского края, Звереву присущи такие черты характера, как эмоциональная взрывчатость, импульсивность, категоричность в оценках».

Опубликовано в номере «НИ» от 21 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: