Главная / Газета 28 Октября 2003 г. 00:00 / Происшествия

Сам себе террорист

Иркутский пенсионер сначала захватил заложника, а потом взорвал собственную квартиру

Николай БОГОМОЛОВ, Иркутск

Иркутский микрорайон Юбилейный в октябре оказался в центре внимания местных правоохранительных органов. В течение семи дней в одной и той же квартире произошло два чрезвычайных происшествия: вооруженный захват заложника и взрыв, в результате которого едва не сгорел жилой дом. Совершил эти преступления 74-летний Петр Зубарев. Соседи говорят, что пенсионер, погибший в результате взрыва, до этого часто жаловался на отсутствие внимания.

«Нехорошую квартиру» можно найти без труда
«Нехорошую квартиру» можно найти без труда
shadow
Пенсионер Петр Зубарев слыл среди соседей человеком спокойным и уравновешенным. Каково же было удивление жильцов дома №39 микрорайона Юбилейный на окраине Иркутска, когда 14 октября этот тихий дедушка, вооруженный топором, взял в заложники сотрудницу иркутской службы социальной защиты. Когда девушка принесла Зубареву продукты и лекарства, пенсионер впустил ее в квартиру и запер дверь, после чего потребовал встречи с руководством города. Подтверждал серьезность его намерений тяжелый топор, который старик держал в руках.

«Девушка начала работать в соцзащите совсем недавно и не знала, что Зубарев плохо слышит. Два дня она приходила, стучалась, но дед не открывал. Только на третий день он открыл дверь и сразу начал высказывать претензии к местным властям, – рассказала корреспонденту «Новых Известий» начальник РЭУ микрорайона Юбилейный Ольга Ковальчук. – Потом он потребовал вызвать начальника соцзащиты».

Когда один из руководителей службы социальной защиты прибыл, Зубарев объявил, что будет вести переговоры только с мэром Иркутска. У градоначальника, видимо, нашлись дела поважнее, поэтому вместо него на место событий приехали сотрудники местного СОБРа. После долгих переговоров было принято решение брать квартиру №79 штурмом.

Железной кувалдой милиционеры начали ломать дверь. Но хлипкая деревянная конструкция почему-то долго не поддавалась. Пенсионер держал осаду грамотно. Как потом выяснилось, он подпер дверь шваброй. К счастью, угрозы свои Зубарев в действие не привел, девушка вышла на свободу невредимой, хотя и очень напуганной.

«Горе-террориста» в наручниках увезли в местное отделение милиции и после разъяснительной беседы отправили домой. «Зря милиционеры его отпустили, – говорят сейчас соседи. – Знали бы они, что будет дальше». Ровно через неделю в квартире №79 прогремел взрыв.

«Нехорошую квартиру» корреспондент «Новых Известий» нашел без особого труда. Выжженное пятно на стене чистенькой пятиэтажки и окно, наспех забитое фанерой, виднелись издалека. На газоне возле подъезда до сих пор валяется гора обгоревших вещей. «Вечером 21 октября, в половине двенадцатого, дом вздрогнул. Мы подумали, что началось землетрясение, схватили самое ценное и побежали на улицу», – рассказывают жильцы.

Эльвира Александровна, соседка Зубарева, в момент происшествия находилась в своей квартире. «После взрыва у нас с потолка посыпалась штукатурка. Я вышла на лестничную клетку, и тут мне в лицо полыхнули языки пламени. Путь на улицу был отрезан. Всей семьей мы поливали водой входную дверь, чтобы огонь не проник в квартиру».

«Пожарные действительно подъехали вовремя, – вспоминает Ольга Ковальчук. – Начала гореть крыша, еще несколько минут, и запылал бы весь дом. Когда огонь потушили, мы поднялись в квартиру. Уже на лестнице чувствовался запах бензина. На кровати лежал обгоревший труп Зубарева. Эксперты сразу сказали, что он сам облил квартиру бензином, а когда в воздухе накопилось достаточное количество паров, зажег спичку. Рвануло сильно. Взрывной волной выбило оконную раму, на улицу вынесло лежавшие в комнате вещи. Полушубок Зубарева вообще улетел к соседнему дому».

В происшествии соседи в один голос винят местные власти. «Как можно было отпускать его после первого инцидента? Отправили бы на лечение – был бы жив сейчас. Ведь понятно же было, что-то у человека с головой не в порядке. Хотя до этого случая старик вел себя нормально: здоровался, в гости заходил. Правда, иногда, поднимаясь по лестнице, ругался себе под нос нецензурно на местную власть, жаловался, что внимания на него мало обращают. Теперь вот внимание обратили, но поздно».

Опубликовано в номере «НИ» от 28 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: