Главная / Газета 27 Октября 2003 г. 00:00 / Происшествия

Жесткая посадка

Приземлившись в Новосибирске, Михаил Ходорковский оказался в «Матросской тишине»

Анастасия СКОГОРЕВА, Алексей ТЕРЕХОВ, Андрей ПАНКОВ, Герман ПЕТЕЛИН, Дарья ХРУСТАЛЕВА, Максим РУКАВИШНИКОВ, Новосибирск, Сергей СОКОЛОВ, Нижний Новгород

Представители правоохранительных органов утверждают, что причиной силовой акции в отношении бизнесмена стала его неявка на допрос в Генеральную прокуратуру РФ. Однако в тот же день Басманный суд Москвы санкционировал арест Ходорковского. Генпрокуратура предъявила ему обвинения по семи статьям Уголовного кодекса РФ.

Глава ЮКОСа пополнил список олигархов за решеткой.
Глава ЮКОСа пополнил список олигархов за решеткой.
shadow
Если за что-то и стоит похвалить российские правоохранительные органы, так это за правильный выбор дня для ареста Михаила Ходорковского. Вряд ли можно счесть случайным тот факт, что опального олигарха задержали именно в субботу, а не в пятницу вечером, когда еще шли торги на американских биржах, где торгуются ADR (американские депозитарные расписки) на акции НК «ЮКОС». Появись эта новость тогда, и обвал был бы неминуем, причем пострадали бы не только ценные бумаги самого ЮКОСа, но и акции других компаний.

Российские власти, как можно предположить, учли горький опыт июльских событий вокруг ареста совладельца ЮКОСа Платона Лебедева. Бизнесмен был взят под стражу в среду, 2 июля. На следующий день российские и западные участники фондовых рынков в едином порыве стали сбрасывать акции компании, и в один день капитализация ЮКОСа сократилась на астрономическую цифру в 2 млрд. долл. А российский фондовый рынок, по итогам первой недели после ареста Платона Лебедева, потерял 10 млрд. долл. «Это был настоящий «холодный душ» для нашего рынка», – с горечью заметил тогда глава аналитического департамента ИК «АТОН» Стивен Дашевский.

Теперь такой ошибки, как арест олигарха в будний день, власти решили избежать. А воскресенье, скорее всего, «отпало» по другой причине: от первой (понедельничной) торговой сессии его отделяет всего один день. Вот суббота была выбрана с почти идеальной точностью: отреагировать на новый поворот событий вокруг ЮКОСа рынки не могли по причине выходного дня. В то же время инвесторам предоставили тайм-аут для того, чтобы они «перегорели» и хоть немного успокоились. Конечно, обвал котировок российских ценных бумаг сегодня практически неминуем. Однако он теперь будет менее резким, чем мог бы быть, если бы рынки узнали об аресте Михаила Ходорковского двумя-тремя днями раньше.

Впрочем, уже сейчас ясно, что неприятности у российских финансовых рынков будут в любом случае. Представители крупных иностранных фондов признаются, что для них подобное развитие событий стало полной неожиданностью: конечно, они знали, что ЮКОС в опале, что вложение средств в его акции сопряжено с высоким уровнем риска и что «наезды» на высокопоставленных менеджеров компании будут продолжаться. «Однако мы не ожидали, что этот конфликт зайдет так далеко, – признал Нейл Грегсон, менеджер лондонского отделения управляющей компании Credit Suisse Asset Management, – Все случившееся приведет к переоценке степени риска при инвестировании в Россию. ЮКОС – огромная компания, она входит в десятку крупнейших корпораций мира. Из-за последних событий наши инвестиции в российские активы могут заметно сократиться».

О том, будет ли Credit Suisse Asset Management «резать» свои российские активы из-за событий вокруг ЮКОСа, пока можно только гадать. Зато, как подчеркивают эксперты, с огромной долей уверенности можно говорить теперь о том, что от «порочащих связей» с ЮКОСом откажутся два международных нефтяных гиганта – Royal Dutsh/Shell и ExxonMobile. До этого, как писали западные средства массовой информации, обе корпорации вели переговоры о приобретении 25% или даже 40% акций объединенной компании ЮКОС/Сибнефть. Теперь, как считает менеджер Prosperity Capital Management Иван Мазалов, нет никаких надежд на то, что Royal Dutsh/Shell или ExxonMobile «польстятся» на опальную российскую компанию. «Если даже подобные переговоры велись, то теперь о них лучше забыть, – подчеркивает Мазалов. – Арест Ходорковского – это чрезвычайно негативный сигнал всему рынку и для всего рынка».



Хроника событий

В течение двух последних недель Михаил Ходорковский совершал поездки по регионам, в ходе которых встречался с представителями местных властей. В пятницу он был в Нижнем Новгороде, в субботу должен был посетить Ангарский нефтехимический комбинат, а в понедельник собирался вернуться в Москву.

В минувший четверг Михаил Ходорковский встретился с губернатором Саратовской области Дмитрием Аяцковым и посетил саратовский социально-экономический университет. На встрече со студентами Ходорковский коснулся проблем, возникших у компании с Генпрокуратурой: «На этом слайде вы видите лицей, куда следователи приехали с обыском и забрали наши старые компьютеры. Мы в компании каждые три года меняем компьютеры и отдаем их в школы. Всего уже в 300 школ отдали. Желаю прокуратуре успехов в освоении этого рынка».

В пятницу Ходорковский был на «Российском форуме 2003» в Нижнем Новгороде. После того как главу ЮКОСа задержали, в кулуарах форума сразу же стали говорить о том, что Ходорковского хотели «взять» еще в Нижнем Новгороде, но не стали этого делать, чтобы не портить праздник «единения власти и бизнеса».

В субботу утром, около 5.00, главу НК «ЮКОС» Михаила Ходорковского задержали в аэропорту Новосибирска «Толмачево». Самолет Ту-134 авиакомпании «Меридиан», в котором находился Ходорковский, приземлился в Новосибирске для дозаправки, после чего он должен был отправиться в Иркутск. Самолет сразу же отогнали на дальнюю стоянку, где его окружили грузовики с включенными фарами.

К самолету сначала подошли сотрудники службы безопасности аэропорта, которые хотели осмотреть салон, однако их пустили только в кабину пилотов. Потом подъехали два автобуса с тонированными стеклами. Из них выскочили вооруженные люди в камуфляже и несколько человек в черной форме из неизвестного спецподразделения.

Как рассказал «Новым Известиям» пресс-секретарь ЮКОСа Александр Шадрин, вооруженные люди ворвались в самолет с криками: «ФСБ! Оружие на пол, будем стрелять». Один из ворвавшихся сказал Михаилу Ходорковскому, что у них есть предписание и что глава «ЮКОСа» должен проследовать с ними. Всем, кто находился в салоне, было приказано не покидать своих мест. Из самолета Ходорковского отвели в спецзону аэропорта, где у него изъяли все личные вещи. Минут через 40 главу «ЮКОСа» посадили на спецрейс до Москвы. По некоторым данным, в Москву Ходорковского отправили на самолете, принадлежащем компании «Аэрофлот».

В Новосибирске правоохранительные органы не комментируют случившееся. Сотрудники областной прокуратуры и областного ГУВД вообще отказывались говорить по этому поводу. Заместитель начальника областного УФСБ Владимир Новиков сказал: «Я об этом ничего не знаю, поэтому комментировать не могу». При этом он посоветовал обратиться в центр общественных связей ФСБ России в Москве. В ЦОС ФСБ «НИ» заявили: «ФСБ не имела никакого отношения к задержанию Ходорковского. Это дело Генпрокуратуры, к ним и обращайтесь».

Сотрудник линейного отдела внутренних дел аэропорта «Толмачево», пожелавший остаться не названным, сказал, что о задержании Ходорковского он и его коллеги, работавшие в субботу, узнали только из выпусков новостей.

Привезенного в Москву Ходорковского сначала отправили в следственный комитет Генеральной прокуратуры в Техническом переулке. Как рассказал «НИ» Александр Шадрин, Ходорковский был доставлен в прокуратуру в качестве свидетеля, но ему неожиданно было предъявлено обвинение по семи статьям Уголовного кодекса РФ. В частности, его обвиняют в «мошенничестве» и «уклонении от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды». Все обвинения предъявлены в ходе расследования дела ОАО «Апатит», НИИ УИФ ЗАТО «Лесной».

На заседании Басманного суда, которое проходило в закрытом режиме, Ходорковскому зачитали обвинение. Басманный суд дал санкцию на арест, и Ходорковского сразу из зала суда через заднюю дверь отправили в следственный изолятор №1, более известный как «Матросская тишина». Кстати, в этом же СИЗО находится под стражей совладелец ЮКОСа, глава МФО «Менатеп» Платон Лебедев.

Адвокат Михаила Ходорковского Антон Дрель после заседания заявил, что по решению суда, его подзащитный должен находиться под стражей до 30 декабря. Антон Дрель также заявил, что решение суда будет обжаловано в установленный законом 10-дневный срок, не позже среды. Однако сам Антон Дрель в понедельник должен явиться на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, возбужденному в отношении его подзащитного. В случае если Дрель даст свидетельские показания, то он не сможет быть защитником Ходорковского на этом процессе.

Со своей стороны официальный представитель Генпрокуратуры России Наталия Вишнякова сказала, что формула обвинения главе компании ЮКОС в ближайшее время может быть расширена. «На данный момент Михаил Ходорковский обвиняется по семи статьям УК РФ. Формула обвинения составляет около 50 листов. В ближайшее время обвинение может быть расширено, особенно в части уклонения от налогов, — отметила представитель Генпрокуратуры. — Масштабы расследования являются беспрецедентными, как по размерам похищенных средств и неуплаченных налогов, так и по объему следственной работы».

Генпрокуратура мотивировала силовой захват тем, что Ходорковский не пришел на допрос в пятницу. Однако повестку на допрос главе ЮКОСа лично никто не вручал. Ее доставили в его офис в Москве.

«Компания «ЮКОС» считает абсурдными все обвинения, выдвинутые Генеральной прокуратурой против Михаила Ходорковского, — говорится в заявлении НК «ЮКОС». — Арест Михаила Ходорковского не окажет существенного влияния на производственную деятельность компании. В соответствии с утвержденной ранее схемой управления компанией «ЮКОС-Сибнефть», подразделением по добыче нефти руководит президент «ЮКОС ЭП» Юрий Бейлин; Михаил Брудно и Петр Золотарев осуществляют руководство подразделением по переработке и сбыту. Координация операционной деятельности в компании возложена на первого вице-президента НК «ЮКОС» Стивена Тиди».

В ЮКОСе также считают «унизительным для всей российской правоохранительной системы грубое насилие, которому был подвергнут руководитель одной из крупнейших нефтяных компаний мира».



Куда поместили Ходорковского

«Пока неизвестно, где именно содержится в «Матросской тишине» Ходорковский: в 77-м или 99-м (учреждение ИЗ-77/1 и 99/1 Главного управления исполнения наказаний Минюста РФ) изоляторах, — заявил корреспонденту «НИ» один из следователей по особо важным делам.— А от этого много зависит. 77-й — это и есть «Матросская тишина». Обычное СИЗО, подчиненное столичному УИНу, которое мало чем отличается от той же «Бутырки»: переполненные камеры, сон по очереди, плохая вентиляция, вонь, много бомжей, инфекции и болезни. Переполнение камер может достигать 2–3 раз от норматива. Более-менее там живут только «блатные», но и это не обязательно. Между тем отношение к заключенным со стороны администрации и персонала несколько мягче, поэтому в камеру можно «добыть» практически все, что захочешь. Если Ходорковского поместили туда, то для него это будет нечто.

99-й блок — это совсем другое дело. Он находится на пятом этаже «Матросской тишины», имеет самостоятельное руководство и вежливых «вертухаев» (охранников). Там ежедневные прогулки, спортзал, душевые кабины в камерах, холодильники, приличные соседи, то есть все достойно. В принципе заключенный этого блока может облагородить камеру так, как ему хочется, но это будет своего рода пожертвование ГУИНу. Например, для поддержания своего здоровья он может купить оборудование для медкабинета. Недавно один из известных заключенных потратил на эти цели полмиллиона долларов. В этом блоке содержались и содержатся весьма «достойные» люди: бывший глава Минюста РФ Валентин Ковалев, гэкачеписты Язов, Болдин, Крючков, знаменитый киллер Солоник, лидеры ореховской, курганской, солнцевской преступных группировок, спецназовцы, подозреваемые в убийстве Дмитрия Холодова и прочие. Я скажу так, если мне нужно работать с подследственным, который должен быть адекватным, «незабитым», с нормальным здоровьем и не подорванной психикой, тогда я отправлю его в 99-й. Тем более что там довольно строгий режим, и я буду уверен, что у него не будет в камере мобильного телефона, наркотиков, алкоголя и всяких запрещенных передач.

В отличие от 77-го я в 99-м жду 15 минут, чтобы войти и получить комнату для допроса. Всем хорошо. Скорее всего, что Ходорковского поместили туда. Если нет, тогда это говорит о многом. Система такая: если в судьбу подследственного на начальном этапе никто не вмешивается, тогда он «автоматом» попадает в 77-й. Если олигарх там, это говорит о том, что на это есть свои причины и для решения его судьбы никто ничего не предпринял. Вернее, не захотел предпринять».



«У него ведь тоже родители есть»

Вчера заместитель министра юстиции Юрий Калинин сообщил, что глава нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский содержится в следственном изоляторе «Матросская тишина» на общих основаниях и создавать для него каких-либо исключительных условий никто не собирается. Все «общие основания» расписаны на двух стендах, которые висят на стенах в бюро свиданий изолятора. И приходящие сюда навестить своих родственников перечитывают эти правила вновь и вновь. Полушепотом они пересказывают истории своих «сидельцев» в поисках сострадания и моральной поддержки. Родственников Михаила Ходорковского среди них пока замечено не было.

На тихой улице напротив здания, окрашенного в желтый цвет, стоят телевизионщики. Они нацеливают свои объективы на железные ворота. На сырой бумаге надпись «вход», чуть выше на стене номер дома: «Матросская тишина 18». И маленькая девочка весело дергает маму: «Смотри, кино снимают». Женщина сутулится, одергивает свое недорогое пальто и, горько усмехаясь, говорит: «Снимают. Здесь, дочка, слишком часто последнее время кино снимают, да только не про тех, кого надо». Берет любопытную девочку за руку и ускоряет шаг. «Пойдем папе про снег расскажем». Дойдя до угла, они ныряют в незаметный дверной проем. «Бюро свиданий».

Рядом еще одни ворота, импровизированная доска объявлений – адвокатский рай. Все предлагают услуги и консультации. Среди них одно бьет прицельно и наповал: «Предлагаю работу, которая поможет откупиться от жадных ментов и продажных судей», оплата от 700 до 1000 долларов. Все телефоны, которые прилагались к нему, сорваны. «А я не верю, – многозначительно говорит мужчина в черной куртке. Снежинки тают на его щеках, со стороны кажется, что он плачет. – Теперь, не верю, откупиться можно от простого, но от жадного и продажного никогда!» Это он про своего сына, а не про Ходорковского.

В помещении «Бюро свиданий» такая же серость. Тусклый электрический свет едва разгоняет темень. Два окошка. «Учреждение №77/1» и «Учреждение 99/1». На стендах образцы заявлений, как правильно оформить «свиданье», чьи подписи нужны. Что положено заключенным. Они длинные, эти перечни, но вчитываясь в них внимательно, понимаешь, что на самом деле это не так уж и много. То, чего нет в перечнях, запрещено. В том числе и продукты питания, требующие тепловой обработки, скоропортящиеся с истекшим сроком хранения, а также дрожжи, алкогольные напитки и пиво. Еще перечень продуктов может быть ограничен по предписанию санитарно-эпидемиологической службы. Общий вес продуктов питания, которые подозреваемый или обвиняемый может хранить при себе, не должен превышать 50 кг.

Женщины, пришедшие на свидания к своим детям, говорят о другой торговле: «Представляешь, мой просит постоянно принеси блок «Парламента», «Мальборо», «Кэмела». Он на воле таких никогда не курил». «Да это у них валюта такая в тюрьме», – успокаивает ее другая. «Мне-то от этого не легче, денег у меня нет», – продолжает жаловаться первая. А вопросы о Ходорковском их веселят: «Он все равно откупится, а вот наши дети нет». «Хотя его жалко, конечно, у него ведь тоже родители есть».





Антон Дрель: «Генпрокуратура вводит в заблуждение общественность и президента»

Вчера адвокат ЮКОСа Антон Дрель согласился ответить на вопросы корреспондента «НИ»



– Прокомментируйте ситуацию с задержанием Михаила Ходорковского.

– Дело носит заказной характер по политическим, а не по экономическим мотивам. Генпрокуратура вводит в заблуждение общественность и президента.

– Законно ли подобное задержание?

– О законности процесса я скажу в соответствующих заявлениях.

– Вас вызвали на допрос по этому делу в качестве свидетеля, пойдете?

– Решение совета адвокатской палаты запрещает подобные действия. Если совет примет какое-то другое решение, то я буду думать.

– Все-таки к какому решению склоняетесь?

– К такому, которое не противоречит закону.

– Вы встречались с родственниками Ходорковского?

– Да.

– А в каком они находятся состоянии?

– Михаил Борисович их предупреждал, что с ним может произойти подобное. Они были готовы.

– В каком состоянии сам Ходорковский?

– Он выглядит как человек, который уверен в том, что делает.


Александр ВЕРШБОУ, посол США в России:
«Думаю, что после этих событий будут возникать новые сомнения у иностранных компаний, которые работают на российском рынке, а также у потенциальных инвесторов. В Вашингтоне обеспокоены эскалацией напряженности вокруг компании ЮКОС.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, вице-спикер Госдумы:
«С удовольствием принесу Ходорковскому передачу в тюрьму. 25 октября – это самый радостный для меня день этой осени, поскольку исполнилось то, о чем давно говорили и я, и наша партия в целом: те, кто в свое время разграбил страну, сегодня арестовываются. Я считаю, Ходорковский должен вернуть свое миллиардное состояние – в нашей стране найдут для него достойное применение; сам же он должен уехать из России, в Лондон, к Березовскому, где тот, наверное, приготовил для него уже койку».

Генри РЕЗНИК, адвокат:
«Задержание Ходорковского – это позор. Позор правительственной системы России. Мы стали свидетелями акций устрашения, которые следуют одна за другой. Генпрокуратура чувствует полную безнаказанность и действует, невзирая на закон. Прокуроры бесчинствуют, президент молчит, но адвокаты смогут себя защитить. То, что адвоката Антона Дреля вызвали для дачи показаний, разрушает основы основ нашей профессии. Совет адвокатской палаты запретил Дрелю являться в Генпрокуратуру. В противном случае его лишат прав на адвокатскую деятельность».

Сергей КОВАЛЕВ, правозащитник:
«Задержание Ходорковского связано с твердым намерением наших руководителей строить управляемую демократию. Значит, надо убирать всех, кто стремится к какой-то прозрачности. Арест – это крайняя форма политического давления. Ходорковский мешает власти».

Сергей ПАШИН, заслуженный судья РСФСР:
«Что касается ареста Ходорковского, я пока не вижу грубых нарушений. Все, по-моему, развивается в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом. А по поводу Антона Дреля... Адвокат не может быть вызван как свидетель. Это незаконное действие».

Опубликовано в номере «НИ» от 27 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: