Главная / Газета 10 Октября 2003 г. 00:00 / Происшествия

Суд любит троицу

Ставропольская Фемида вернулась к делу о взрыве на пятигорском вокзале

Вадим АНДРЕЕВ, Пятигорск

В начале следующей недели в Пятигорске краевой суд начнет рассмотрение уголовного дела, возбужденного в отношении жителя Чеченской Республики Ильяса Саралиева. Он обвиняется в совершении террористического акта на пятигорском железнодорожном вокзале в октябре 2000 года.

Взрыв на вокзале в Пятигорске унес жизни двух человек.
Взрыв на вокзале в Пятигорске унес жизни двух человек.
shadow
Это дело слушается уже в третий раз. Заведено оно было 6 октября 2000 года, когда на платформе пятигорского железнодорожного вокзала прогремел взрыв. Самодельное безоболочное взрывное устройство мощностью около 200 граммов в тротиловом эквиваленте, снабженное часовым механизмом, было подброшено в алюминиевую урну. Погибли мужчина и женщина – отдыхающие одного из санаториев, а четверо местных жителей получили осколочные ранения.

Через несколько минут после взрыва сотрудниками милиции метрах в пятидесяти от платформы был задержан молодой мужчина, который мчался прочь. Им оказался Владимир Муханин, бывший сотрудник местной милиции, только что уволенный из органов внутренних дел за склонность к спиртному. В момент задержания он также был сильно пьян. Очнулся экс-капитан в вытрезвителе, где и узнал, что обвиняется в совершении террористического акта. Против него был тот факт, что он убегал, а также гипотетическое желание отомстить бывшим коллегам за увольнение.

Сказать что-либо в свое оправдание Муханин не смог. Он честно признался в том, что пил пиво и водку со своими знакомыми в пивной неподалеку от вокзала. Однако объяснить, как и зачем занесло его на железнодорожные пути и что было потом, задержанный не сумел, поскольку попросту ничего не помнил. «Белые пятна» в его памяти закрыли сотрудники прокуратуры, по каким-то своим каналам выяснившие, что гражданина Муханина снабдили взрывным устройством чеченские террористы, за выполнение задания которых он получил пять тысяч рублей.

Предполагаемый заказчик теракта чеченец Ильяс Саралиев был задержан в тот же день, то есть вечером 6 октября. Правда, случилось это не в Пятигорске, а в селе Янкуль Андроповского района, в доме у его родственников. Как выяснилось, Саралиев в последнее время вел себя подозрительно. Он, в частности, несколько раз ездил на переговорный пункт райцентра, где подолгу вел междугородные телефонные разговоры по поводу «операции, назначенной на октябрь». После случившейся трагедии правоохранителям стало ясно, что эта фраза таила в себе самый зловещий смысл.

Сам задержанный, впрочем, объяснил, что у него четверо детей и на Ставрополье он приехал в связи с тяжелой болезнью младшего сына. Саралиев признал, что действительно звонил по межгороду в Ставрополь, договариваясь об операции для ребенка. Этому, однако, никто не поверил, и следственная машина, получив и «исполнителя», и «заказчика», заработала на полную мощность. Следствие продолжалось около десяти месяцев, и только в августе 2001 года было передано в суд.

По ходатайству адвоката обвиняемых слушание проводилось при участии присяжных. Прессу в зал уже тогда решено было не допускать, «чтобы не смущать заседателей». Адвокат Татьяна Дятлук в ходе суда несколько раз давала короткие интервью, рассказывая журналистам о некоторых обстоятельствах дела. На суде стало очевидно, что «исполнитель» и «заказчик» не знали друг друга, никогда не встречались и не общались даже по телефону. На поверхность всплыли и другие многочисленные нестыковки. В результате присяжные вынесли вердикт «в терроризме невиновны». Многодетный отец Ильяс Саралиев к радости многочисленных родственников был освобожден из-под стражи в зале суда и незамедлительно, «от греха подальше» уехал в Чечню.

Владимиру Муханину повезло гораздо меньше – кроме статей «терроризм» и «умышленное убийство», его обвиняли также в незаконном хранении боеприпасов и во взятке. Боеприпасами оказались три патрона разного калибра, обнаруженные у него во время обыска. Бывший служитель порядка объяснил, что отобрал их у мальчишек еще в бытность свою участковым, а сдать для уничтожения забыл.

История с взяткой вышла еще более темная. Одна из местных торговок сообщила на суде, что «полтора года назад через третьих лиц передала для участкового Муханина 400 рублей за разрешение на открытие ларька». При этом женщина добавила, что ей неизвестно, дошли деньги по назначению или «третьи лица», так и оставшиеся неизвестными, их прикарманили. Как бы то ни было, экс-милиционера за взятку и хранение боеприпасов приговорили к шести годам колонии строгого режима. Адвокат тогда же заявила, что будет опротестовывать приговор.

Протест действительно не заставил себя ждать, но поступил он не со стороны защиты, а со стороны обвинения. Прокуратура потребовала пересмотра дела на том основании, что комментарии, данные адвокатом Татьяной Дятлук журналистам в ходе слушания дела, оказали влияние на вердикт присяжных. К повторному слушанию краевой суд приступил уже в январе 2002 года. Теперь на скамье подсудимых оказался один Владимир Муханин – Ильяс Саралиев на суд не явился, скрывшись в неизвестном направлении.

Дело горе-участкового слушалось вновь при участии присяжных, состав которых был, конечно, уже другим. Вердикт, вынесенный ими, повторял первый «с точностью до наоборот»: признав Муханина виновным в терроризме, присяжные полностью оправдали его по части получения взятки и хранения боеприпасов. Приговор суда оказался куда более суровым – 19 лет колонии строгого режима.

Новый виток уже почти забытое «дело о взрыве на вокзале» получило в июне 2003 года, когда в Чечне был задержан Ильяс Саралиев. В сентябре предполагаемого заказчика теракта этапировали в Пятигорск. По ходатайству адвоката дело вновь будет слушаться судом присяжных. Их состав определили 8 октября. Теперь им предстоит «изучив все детали дела, подойти к нему непредвзято и, руководствуясь своей совестью, вынести вердикт».




Опубликовано в номере «НИ» от 10 октября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: