Главная / Газета 6 Октября 2003 г. 00:00 / Происшествия

Разведенные бедой

Корреспонденты «Новых Известий» Герман ПЕТЕЛИН и Дмитрий ХРУПОВ (фото) побывали на месте трагедии в Республике Алтай

Алтайцы обращались к главе МЧС со всеми своими проблемами.
Алтайцы обращались к главе МЧС со всеми своими проблемами.
shadow
Села хотят покоя и денег

Наши корреспонденты о последствиях землетрясения на Алтае

На Алтае продолжаются подземные толчки. К счастью, уже не такие сильные, как неделю назад. Местные чиновники еще не успели подсчитать ущерб и подготовить списки пострадавших. А ведь от этого зависит очень многое: люди, потерявшие жилье, не могут получить компенсацию. Чтобы ускорить процесс, в район бедствия прилетела правительственная комиссия под руководством главы МЧС Сергея Шойгу. Вместе с ним по республике проехали и репортеры «Новых Известий».

Республику Алтай трясет. Но сила толчков идет на убыль. Уже сегодня в школах республики должны начаться занятия, отмененные из-за землетрясения. Впрочем, дети сядут за парты не везде. 19 школ получили серьезные повреждения, из них четыре не подлежат восстановлению. Ущерб, нанесенный стихией, до сих пор не подсчитан. Цифры колеблются, как почва под ногами. От 300 млн. до 600 млн. рублей. Пока же пострадавшие жители РА не получили даже тысячерублевой единовременной компенсации.

Для ликвидации последствий стихийного бедствия в Республику Алтай прибыли около 700 сотрудников МЧС. С собой они привезли печи, палатки, лекарства, продукты, белье, электростанции, строительные материалы. И 84 единицы техники.



Два мужика

Как и другие жители села Ортолык Кош-Агачского района, Олег Осламбаев ждет денег. Сколько должны дать, он не знает. Осламбаев вообще пока ничего не слышал про деньги. Если ему дадут компенсацию, то его семья обогатится на 2 тыс. руб. В семье их двое. Оба мужики. Отец и пятилетний сын. Жена пропала три года назад. Уехала в Горно-Алтайск и не вернулась. Осламбаев, рассказывая о своей жизни, сутулится и опускает голову.

«Овец не держу, мне ведь то ли по горам лазить, то ли за ребенком смотреть».

После землетрясения они вместе с сыном переехали в сельский детский сад «Солнышко», в котором Олег работает электриком за 930 руб. в месяц. Плюс детское пособие.

«Дом у меня каменный. Был. Приходила комиссия, вроде признала аварийным, – тихо говорит Олег. – Он развалился после первого толчка».

После землетрясения «Солнышко» улыбнулось не только Осламбаеву с сыном. Кроме них здесь ночует еще двадцать семей. На полу лежит куча матрасов и каких-то овечьих шкур.

«Наши постели», – объясняет Олег.

Всего в Ортолыке по подсобным помещениям, баням и сараям ютятся 780 человек. Но с виду село выглядит нормальным. Дома, за исключением каменных, стоят целые. Но внутри разруха. Избушки потрясли и поставили на место. Словно спичечные коробки. Осыпалась штукатурка, развалились печи. А ведь через месяц в этих местах начнется настоящая зима. Уже сейчас ночью минус десять.



Обреченное равнодушие

Больше всего пострадало село Бельтир. Оно оказалось в эпицентре землетрясения. По селу прошло несколько трещин, из которых хлынули фонтаны горячей воды.

«Вся вода из трещин пошла на футбольное поле, – рассказывает житель Бельтира Владимир Ентинов, – и в миг заполнила его. Получилось целое озеро. Мы все вышли на улицу и больше домой не заходили».

Сейчас вода ушла со стадиона, остались только огромные ледяные лужи. Специалисты не исключают, что на месте где сейчас находится населенный пункт, весной появится озеро. Впрочем, оползневые явления на краю села начались еще семь лет назад. Тогда им никто не придал большого значения. Решение о переносе села на другое место до сих пор не принято. Мнения жителей разделились.

«Здесь жили наши предки, куда мы отсюда поедем?» – говорят одни.

«А где мы будем пасти скот?» – спрашивают их другие.

Но главный вопрос – обманет власть или нет. Получат ли они причитающиеся деньги? Спорят до хрипоты. И пока прибывшие из Москвы спасатели МЧС международного класса, на счету которых сотни спасенных человеческих жизней, разгребают завалы и выносят из полуразваленной школы парты, жители села равнодушно наблюдают за ними. Желающих помочь не находится.



Спецоперация МЧС

Впрочем, специалистам МЧС пришлось поработать и по профилю. В двух километрах от Бельтира в горах живет семья Абуловых: мать и шестеро детей. Все их богатство – это одна-единственная лошадь. Утром 1 октября, когда сейсмологи зафиксировали самый сильный толчок, случилась беда. Позже 15-летний Езен Абулов со слезами на глазах рассказывал спасателям, как овцы и волки вместе бежали, спасаясь от вызванного землетрясением камнепада. Как он слышал глухой гул, а когда обернулся, то увидел, что лошадь-кормилица оказалась полностью отрезанной от дома огромной расселиной. Спасатели МЧС провели уникальную операцию и каким-то чудом сумели вытащить кобылу.

А потом они снова приступили к разбору школ под равнодушными взглядами местных жителей. Беда почему-то не объединила людей. Что уж говорить о властях, которые оказались полностью не подготовленными к действиям в условиях чрезвычайной ситуации.

Первый сильный толчок был зафиксирован 27 сентября. 30 сентября глава республики Михаил Лапшин в обращении к жителям по-местному ТВ заявил: « … Кроме материального обеспечения, очень важно оказать пострадавшим морально-психологическую поддержку». 1 октября произошел второй толчок.

Все это время около 4 тыс. жителей поселка Акташ Улаганского района ночевали на улицах. Люди боялись заходить в дома. И ни о какой моральной поддержке, не говоря уж о материальной, речи не шло. Ситуация была пущена на самотек.

«Хоть бы кто-нибудь к нам приехал и посмотрел, как мы живем, – рассказывает пенсионерка Нина Бурыкина. – Три семьи в бане, вместе с маленькими детьми. Пекарня не работает. Хоть машина с хлебом приезжает. Возле нее сразу выстраивается огромная очередь. А они нам с машины кричат: «Вы что здесь совсем оголодали?».

«Мы никому не нужны, – рассказывает Галина Кудрина. – Тут неподалеку расположение пограничников. Так они своих жен и детей сразу вывезли. А мы остались».

Между тем на заседании правительственной комиссии 2 октября местные чиновники бодро доложили Сергею Шойгу, что в Акташе проведена эвакуация детей, восстановлено теплоснабжение. Однако когда члены комиссии приехали в Улаганский район, то неожиданно натолкнулись на противодействие районных властей. Их просто не допустили к оценке ущерба, нанесенного стихией, не предоставили никаких списков пострадавших.



Эвакуация в колясках

Каждый вечер, как только садится солнце, люди разводят во дворах костры. Пенсионеры Щербаковы, муж и жена, сидя в инвалидных колясках, смотрят, как полыхает пламя возле их дома, ежатся от холода и гадают: ночевать им у костра или в доме. «Не успеем ведь выскочить на колясках, если вдруг дом разваливаться будет».

Единственная пожарная машина готова к выезду в любую минуту. «Мы работаем сейчас без выходных, – рассказывает Василий Капиев, работник пожарной охраны. – Поселок деревянный, достаточно одной искры, чтобы выгорел дотла, но и людей внутрь не загонишь».

3 октября в Улаганский район спасатели МЧС завезли печи-«буржуйки» и палатки. Но глава районной администрации Вячеслав Ядоганов неожиданно для всех отказался принимать помощь. Однако 4 октября здравый смысл все-таки восторжествовал, и палатки были приняты.

Сейчас обстановка в регионе стабилизируется. На сегодняшний день в Республику Алтай самолетами МЧС доставлены 2 тыс. печей-«буржуек». Люди уже устанавливают их в домах. Однако, по прогнозам ученых, сейсмологическая обстановка в этом районе будет оставаться нестабильной, количество землетрясений не уменьшится.



Республика Алтай – Москва






Опубликовано в номере «НИ» от 6 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: