Главная / Газета 27 Августа 2003 г. 00:00 / Происшествия

Плановые потери

Наш собственный корреспондент в Приморье Николай ОРЛОВ передает с места аварии двух вертолетов Ми-24

Последний парад...
Последний парад...
shadow
Вчера утром во время командно-штабных учений «Восток-2003» в Приморском крае произошла трагедия. Два армейских вертолета Ми-24, которые в войсках за хищный вид часто именуют «крокодилами», столкнулись при посадке на аэродроме «Черниговка». Погибли шесть человек. Скорее всего, авария произошла из-за желания пилотов побравировать перед коллегами. Гибель военнослужащих во время учений давно стала притчей во языцех. И пресловутый «процент допустимых потерь во время учений», от которого не устают открещиваться генералы, продолжает приносить боль и слезы в российские дома. Из-за халатности или «в силу обстоятельств» солдат и офицеров случайно расстреливают сослуживцы, их давят танками и БТРами, они взрываются вместе с бракованными снарядами. «Тяжело в учении, легко в бою», – любил повторять Суворов. Нынешняя российская армия действует вопреки другой поговорке генералиссимуса – не умением, а числом. Как на маневрах, так и в реальных боевых конфликтах.

Столкновение произошло около половины седьмого утра при заходе вертолетов на посадку на взлетно-посадочной полосе аэродрома «Черниговка» в 80 км от Уссурийска. Неделю назад восемь вертолетов Ми-24 отдельного вертолетного полка вылетели из гарнизона Среднебелая (Амурская область) на аэродром Галенки (Приморский край). Там летчики прошли подготовку к учениям, проверили машины и вчера отправились на Сергеевский полигон, где успешно провели все учебные упражнения и стрельбы. За ходом выполнения боевых задач наблюдал министр обороны Сергей Иванов. Отстрелявшись, вертолеты взяли курс на аэродром «Черниговка».

Согласно плану полета, вертолеты должны были заходить на посадку парами, с интервалом в одну минуту. Нарушив полетное задание, «вертушки» перестроились в два звена и сообщили руководителю полетов, что будут садиться именно таким образом, а перед этим пройдут на предельной низкой высоте над взлетно-посадочной полосой. Опять же в нарушение инструкции руководитель полетов «дал добро». Никого из высокопоставленных чинов на аэродроме «Черниговка» в тот момент не было. Летчики собирались «показать класс» своим знакомым и коллегам. На подлете к аэродрому машины выстроились в два звена. На посадку машины заходили на скорости 200 км/час. Расстояние между вертолетами было не больше 15–20 метров, хотя инструкция предписывает держать машины на расстоянии 50–79 метров. Когда до взлетно-посадочной полосы оставалось 5 метров, четвертый вертолет первого звена, за штурвалом которого находился капитан Валерий Сыщук, увеличил скорость и буквально наехал на третий вертолет. Лопастями несущего винта он снес хвостовую балку следовавшей перед ним «вертушки». Потеряв управление и устойчивость, третий вертолет развернулся вправо и столкнулся с машиной Сыщука.

Кабины Ми-24 бронированы и защищают летчиков от пуль и снарядов среднекалиберных орудий. «Какая там броня! – говорит очевидец столкновения прапорщик Владимир Плотников. – Лопасти винтов моментально перерубили в месиво стекло и железо».

Упав на землю, машины мгновенно загорелись. Пять человек обслуживающего персонала, замершие в шоке у кромки аэродрома, увидели, как из кабины летчика-оператора третьего вертолета появился человек. Это был старший лейтенант 26-летний Владислав Гвоздев. Он сам выбил стекло кабины и буквально на четвереньках выполз на летное поле. Техники и заправщики, не обращая внимания на полыхавший огонь, бросились к нему, оттащили и немедленно повезли в медсанчасть вертолетного полка. Боли он не чувствовал, потому что находился в состоянии шока.

«Гвоздев сейчас в жутком состоянии», – сообщил командующий 11-й армией ПВО и ВВС генерал-лейтенант Игорь Садафьев. Он начал перечислять полученные пилотом травмы, но, назвав перелом костей таза, махнул рукой и сказал, что «это не имеет никакого значения». Главное, чтобы выжил. Раненый летчик доставлен в Черниговскую центральную районную больницу. Как только ему станет немного лучше, его переведут в госпиталь Дальневосточного военного округа. Прибывшим к месту падения вертолетов пожарным машинам удалось потушить огонь и предотвратить взрыв боевых снарядов авиационной пушки.

Тут же прибыли работники прокуратуры, ФСБ. Игорь Садафьев категорически запретил журналистам приближаться к месту катастрофы, пока там находятся тела погибших летчиков. По словам Садафьева, причиной происшествия явилась недисциплинированность пилотов. «Вот видите, что происходит, когда нарушают дисциплину, – сказал Игорь Садафьев. – Летчики хотели побравировать, покрасоваться перед коллегами, а в результате семьи остались без кормильцев!» В результате катастрофы погибли командир эскадрильи подполковник Александр Аксенов, капитан Валерий Сыщук, капитан Дмитрий Белов, старший лейтенант Юрий Усатов, старший лейтенант Дмитрий Дербенев и старший лейтенант Андрей Кулагин. Кстати, летчик-оператор, старший лейтенант Андрей Кулагин вообще не должен был находиться на борту Ми-24. Как он там оказался, пока непонятно. По факту крушения вертолетов и гибели людей военная прокуратура Дальневосточного военного округа возбудила уголовное дело по ст. 351 УК РФ («нарушение правил полетов, повлекшее смерть человека»). Задержан начальник полетов. По традиции в частях и подразделениях 11-й армии, в связи с гибелью товарищей их друзья и коллеги соберут деньги на помощь семьям погибших. Никто не будет учитывать, кто сколько сдал, но летчики рассчитывают собрать хотя бы 500 тыс. рублей для семей шести летчиков. Практически у всех остались дети. По мнению командующего армией, родственники пилотов, конечно, получат жилье и материальную помощь, предусмотренную законодательством.

Справка «НИ»

Довольно широко распространено мнение, что в Вооруженных силах СССР, а затем и России есть едва ли не официально утвержденный показатель «допустимых потерь в ходе военных учений». В частности, в апреле этого года в передаче Первого канала «Независимое расследование» говорилось, что «допустимые солдатские издержки» не должны превышать 4% от численности участвующего в учениях личного состава. Однако, как категорически заявили «НИ» в пресс-службе Минобороны, «такого показателя никогда не было и не может быть». В неофициальной беседе это подтвердили и другие источники в министерстве. Однако они сообщили, что статистика потерь в ходе военных учений ведется, и в советские времена, когда учения разного уровня были не редкость в вооруженных силах, в среднем потери не превышали 1%. Для сравнения, в командно-штабных учениях «Восток-2003» принимали участие около 30 тыс. человек

Опубликовано в номере «НИ» от 27 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: