Главная / Газета 20 Августа 2003 г. 00:00 / Происшествия

Битая статистика

От милицейского произвола в России сегодня не защищен никто

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО
Наши правоохранители не привыкли церемониться, потому что знают: жаловаться на них – себе дороже
Наши правоохранители не привыкли церемониться, потому что знают: жаловаться на них – себе дороже
shadow
За последний месяц на имя уполномоченного по правам человека в России поступило почти полторы тысячи жалоб на произвол сотрудников милиции. Это фактически половина от всех сигналов, которые приходят к правозащитникам. Между тем высказывать недовольство действиями милиционеров стало небезопасно: согласно новому УПК, заявитель рискует добавить себе еще одну статью – заведомо ложный донос.

Проживающего в Москве выходца из Грузии Давида Цирекидзе задержали 26 февраля этого года сотрудники ОВД «Теплый Стан». После двух суток допроса «с пристрастием» он 12 дней провел в больнице. Затем был следующий допрос и уже 29 дней на больничной койке. Жена Давида Цирекидзе сообщила «Новым Известиям», что милиционеры заставляют ее мужа взять на себя 18 совершенных в районе Теплый Стан квартирных краж. По словам адвоката Давида Цирекидзе Льва Соловьева, обвинение его подзащитному до сих пор не предъявлено, хотя он находится под стражей уже почти полгода. А когда в прокуратуру была подана жалоба об избиениях во время допросов, из больницы исчезли все документы о лечении Давида Цирекидзе. Врачи сказали его жене, что документы забрал следователь, который ведет дело.

«Мигранты – самая уязвимая для милицейского произвола социальная группа, – говорит эксперт Московской Хельсинкской группы Сергей Лукашевский. – Особенно страдают представители народов Кавказа, Средней Азии и цыгане». По данным правозащитников, среди выходцев с Кавказа больше всего спланированному милицейскому произволу подвергаются чеченцы. Согласно докладу правозащитного центра «Мемориал», первая кампания по фабрикации против них уголовных дел, связанная, главным образом, с подбросом оружия или наркотиков, проходила с осени 1999 года до весны 2000-го. Последующие спланированные «силовые акции» осуществлялись, как правило, в виде реакции на очередной теракт. По утверждению руководителя правозащитной организации «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной, суды во всех подобных случаях выносили обвинительный приговор. И самым благоприятным исходом для чеченца мог быть лишь условный срок.

Так, прошлой зимой в одной из колоний Тверской области, не дожив год до освобождения, умер от туберкулеза 22-летний Хабибула Миназов. Осенью 1999 года он, в то время студент экономического факультета Университета дружбы народов, был арестован якобы за хранение наркотиков и патронов. По оценке правозащитников, это дело имело явно сфабрикованный характер. А во время недавних терактов в Тушино дежуривший в метро милиционер попытался подбросить наркотики даже сотруднице «Гражданского содействия» Людмиле Гендель. Это произошло, когда она вступилась за беспричинно задержанных милицией выходцев с юга.

Абсолютно беззащитными перед милицейским произволом оказываются и ранее судимые сограждане. Москвич Николай Грачев недавно получил пять лет за кражу сотового телефона. При этом основным доказательством суд посчитал якобы имевший место звонок с похищенного мобильника на домашний телефон Грачева. Официальный ответ МГТС о том, что соединения мобильного телефона потерпевшей с домашним телефоном Грачева отмечено не было, суд во внимание не принял.

«Если есть судимость и выбитое на стадии предварительного следствия признание, то сколь бы вздорно ни было обвинение, самое большее, на что идет суд, это готовность дать срок несколько меньше обычного», – говорит аналитик движения «За права человека» Евгений Ихлов. Правозащитники отмечают, что часто людей задерживают за незначительные правонарушения, например, пьянство или мелкое хулиганство, а затем в отделении под пытками их принуждают взять на себя то или иное дело.

Так, жителя подмосковного Одинцово Сергея Голева задержали во время драки на автобусной остановке. В отделении милиции от него потребовали сознаться в грабеже. Во время допроса он был так избит, что СИЗО Можайска, куда его затем привезли, отказалось его принимать.

Уголовное дело по факту пыток Одинцовская прокуратура возбуждать отказалась. При этом из дела Сергея Голева исчезли документы о его медицинском освидетельствовании после допроса.

По данным Комитета за гражданские права, из 250 опрошенных осужденных в Московской области 92 человека сообщили о применении к ним жестокого обращения, а 57 человек утверждали, что к ним были применены пытки с целью заставить их дать показания, соответствующие версии следствия. Выборочный анонимный опрос, проведенный правозащитными организациями в Самарской области, показал, что из 29 задержанных работниками милиции избиениям подверглись 23 человека.

Из 1472 несовершеннолетних, проживающих на территории одной Московской области и проанкетированных Комитетом за гражданские права, 212 человек утверждают, что стали объектами необоснованного применения насилия со стороны сотрудников милиции.

Фабрикация дел «наркоторговцев» также остается эффективным способом улучшения милицейской статистики. В докладе о деятельности уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Олега Миронова упоминается о москвичке, приговоренной к 7 годам лишения свободы за то, что она приобрела 0,03 грамма героина у сбытчика по просьбе своей знакомой. Знакомая накануне была задержана милицией за хранение наркотиков и в обмен на свое освобождение обязалась сдать милиции «наркоторговца». При этом фактическим сбытчиком наркотиков милиция не заинтересовалась.

Подбрасывают наркотики не только рядовым гражданам, но и обеспеченным бизнесменам. «Милиция воспринимает состоятельных людей как объект рэкета, – считает аналитик движения «За права человека» Евгений Ихлов. – Потому что в России, в отличие от Запада или даже Латинской Америки, кадры госаппарата и офицеры силовых структур не принадлежат к семьям свободных собственников. И наше государство, по своей сути силовое, а не буржуазное, свободных собственников не защищает. Без сильного покровителя бизнесмен в России обречен. Причем честность и открытость ведения бизнеса не играют роли». Чтобы обезопасить себя от милиции, правозащитники рекомендуют как можно реже иметь с ней дело. Тем более что работа милиции зачастую сводится исключительно к поиску предлога для задержания.

Однако руководство МВД, судя по всему, с подобными утверждениями правозащитников не согласно. Министр Грызлов организовал в последнее время активную предвыборную борьбу с «оборотнями» в своем ведомстве, правда, проводится она в неких параллельных плоскостях с реальной «уличной милицейской преступностью». Авторы специального доклада, подготовленного членами Хельсинкской группы, отмечают, что из 30 известных приговоров за применение пыток в более чем половине случаев виновные получили наказания, не связанные с лишением свободы. Заметим: цифра «30» – это вневременная статистика по всей стране.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: